Минская область
Ольга Хотянович

В прошлом веке она носила говорящее название «Домики» или «Дамкі». Google утверждает: среди других памятников архитектуры Воложина гарнизонная застройка на нынешней улице Горького — место не менее достопримечательное. А из пяти опрошенных, проживающих здесь, об этом знает лишь один.

Деревянные дома на нынешней улице Максима Горького — образец городской застройки начала XX века, выдержанной в стиле неоклассицизма, пишут в путеводителях. Это наследие значимого в белорусской истории периода под условным названием «под поляками».

Таких типовых проектов жилых кварталов на территории Беларуси было немало. Разрабатывались они польскими архитекторами для офицеров и их семей.

dom2.jpg

Гарнизонная застройка в Воложине включала шесть домов, три из которых были деревянными, остальные — кирпичными. Об этом туристу обязательно расскажут в местном музее

Но — увы! Из деревянных домов с бетонными колоннами у крыльца, поддерживающими небольшие треугольники-козырьки с маленькими окошками — такие же козырьки, больше напоминающие мини-веранды, повисшие в воздухе, были у некоторых домов и по торцам крыши — остался только один. Находясь в отдалении от проезжей части, он призывно выпячивает ряд белеющих колонн — но больше ничто не указывает на то, что этот длинный, «облагороженный» сайдингом и плиткой дом — историческая ценность.

Сейчас в здании общежитие для молодых специалистов центральной районной больницы.

dom.jpg
Общежитие для молодых специалистов ЦРБ

— Долгое время здесь находился детский сад, — рассказывает врач райбольницы Александр Андрусевич. — А около десяти лет назад здание передали на баланс нашему медучреждению. Чтобы осовременить, отремонтировать его, провести коммуникации — у нас есть все, кроме газа — властям пришлось немало поработать.

В общежитии два крыла — для семейных и «одиночек». Толстые стены и высокие потолки не дают медработникам забыть, что живут они в особенном месте.

Во время Второй мировой войны в кирпичных зданиях гарнизонной застройки располагалось гестапо. Отступая, оккупанты не успевали вынести документы — сжигали вместе с домами — «хранилищами».

Кирпичные постройки, правда, от огня не пострадали, но со временем пришли в негодность и были снесены. Осталось всего одно такое здание — двухэтажный дом бургомистра, выделяющийся высокими колоннами, красивой парадной лестницей и мансардной крышей. Оно было построено в начале 1920-х годов.

Дом стоит на холме, толщина стен здания — один метр. На первом этаже раньше располагались большой зал, кухня, столовая и помещения для прислуги. Коридоры первого и второго этажей были украшены высокими арочными проемами — вы можете полюбоваться ими и сейчас. На второй этаж вела винтовая деревянная лестница, украшенная резными поручнями. Здесь находились спальни и комнаты отдыха. Апартаменты украшали прекрасный узорчатый паркет, белые кафельные печи для отопления.

В подвальном помещении до сих пор сохранилась уникальная кладка стен и перекрытий потолка того времени из кирпича и бутового камня. В подвал вели довольно крутые кирпичные ступеньки.

Теперь в доме, по-современному оштукатуренном и покрашенном, с металлочерепицей на крыше, располагается краеведческий музей — где нам и удалось узнать о судьбе исчезнувшей почти без следа улицы — «известного» памятника архитектуры.

dom1.jpg
Бывший дом бургомистра, теперь краеведческий музей

Из 23 жителей Воложина, которым мы задали вопрос: знают ли они, чем известна улица Горького,  утвердительно ответили только семеро. Из пяти опрошенных, проживающих на этой улице, о гарнизонной застройке рассказал только один человек. Еще один — прожив здесь больше тридцати лет, ни разу «ничего такого» не слышал.

— Дома гарнизонной застройки по улице Горького, хоть и отличались архитектурой и несли на себе определенную печать времени, не представляли никакой культурной ценности — мы это тщательно проверили, — поясняет начальник отдела жилищно-коммунального хозяйства Воложинского райисполкома Анатолий Алиев. — Комиссия признала некоторые из них аварийными, ремонт таких зданий стоил бы неоправданно больших денег, поэтому было принято решение их снести. Людям, которые в них проживали, были выделены квартиры.

На месте одного из снесенных домов за средства Банка развития был построен дом семейного типа, вместо других — посажена аллея.

— Любое имущество должно использоваться, поэтому продумываем для каждого здания или сооружения план, по которому оно будет «работать», — говорит Анатолий Алиев. — Аналогично вернулся к жизни дворец Тышкевичей с постройками – теперь там «живут» воинская часть и милиция.

Так в Воложине решили вопрос «консервировать» – и любоваться или использовать – и получать прибыль.

Материал подготовлен во время медиаполигона «Воложин: 24 часа из жизни одного города» Школы журналистики Международного образовательного центра им.Й. Рау

Читайте также:

Вяртанне гусара, ці Рэйдарства ў Вялікім княстве