Минская область, Пуховичский район
Юлия Барило

В 60 километрах от Минска есть небольшое местечко Блонь. Туда непременно стоит отправиться любителям деревянной архитектуры. И не только.

Зачем? Например, чтобы посмотреть на Троицкую церковь XIX века, выкрашенную в необычный фисташковый цвет, и усадьбу Бонч-Осмоловских.

a3.jpg

Небольшой деревянный усадебный дом, расположенный в живописном парке, был пристанищем для двух революционеров, и помимо архитектурной привлекательности, сохранил множество любопытных историй о его владельцах.

Местечко Блонь впервые упоминается в 1513 году. Но история усадьбы начинается с 1740-х годов, когда польский священник-иезуит, миссионер Юзеф Бака построил в этих местах деревянный костел и монастырь для иезуитской миссии. Скорее всего, именно здание монастыря послужило основой для будущей усадьбы, которой предстояло увидеть на своем веку множество разных владельцев и исторических перемен.

В начале 1800-х миссионерская деятельность была прекращена, поместье сначала досталось роду Панинских, а потом в Блони поселились Оссовские. Видимо, они и начали перестраивать монастырские здания в усадебный комплекс. Так и появилась одноэтажная деревянная усадьба, расположенная на берегу реки.

a1.jpg

Но в середине XIX века многие шляхтичи на наших землях объединились под руководством Кастуся Калиновского, чтобы вернуть уже не существовавшую Речь Посполитую. Восстание 1863 года не принесло желанных результатов, и большинству его участников пришлось поплатиться за свою дерзость. Так и помещик Оссовский из-за участия в революции лишился своей усадьбы в Блони.

Новым же владельцем поместья, в котором на тот момент, помимо усадебного дома, были уже водяная мельница, крахмальный завод, мастерские и сыроварня, стал Иосиф Бонч-Осмоловский. Статский советник, известный чиновник, он, по мнению властей, был достоин того, чтобы приобрести усадьбу, к тому же по совсем небольшой цене.

На тот момент у помещика подрастал единственный сын Анатолий. Он окончил московский лицей и в 17 лет поступил в университет Петербурга. Анатолию не было и 20, когда, несмотря на неодобрение отца, он начал революционную деятельность, присоединился к народникам, революционной интеллигенции, позиционирующей себя на «сближении» с народом в поисках своих корней, своего места в мире.

Он стал вести пропаганду среди студентов, рабочих и выступал, собственно, против представителей своего класса – таких, какими были его отец и он сам. Анатолий мог окончить университет и получить любую работу, но решил не отступать от своих убеждений, за что его и отчислили в 1879 году. У парня не оставалось выбора, кроме как вернуться в Блонь.

a5.jpg

Его переезд совпал со смертью отца. Тот умер, когда ему было всего 48 лет, и идеологию сына он не поддерживал, что ясно выразилось в его завещании. Усадьба перешла к Анатолию, но тот не имел права ее продавать. Видимо, отец боялся, что в силу своих убеждений преемник может безрассудно распорядиться родовым поместьем.

Но запрет отца, как и многочисленные аресты, ничуть не изменили вектор деятельности Анатолия, в поместье у него появилась новая аудитория, чтобы доносить свои взгляды: на этот раз он начал активно агитировать своих же крестьян. Более того, Анатолий женился на девушке, разделявшей его воззрения.

Народница Варвава Ваховская за свою деятельность попала в тюрьму в возрасте 23 лет и просидела в одиночной камере три года. Изначально Анатолий и Варвара поженились фиктивно для разрешения некоторых проблем. Но брак лишь на бумаге перерос в любовь, и у пары родилось четверо детей.

В 1899 году Бонч-Осмоловские основали в своей деревне Блонскую крестьянскую организацию. Они собирали дома революционную литературу, давали ее читать крестьянам, да и постоянно вели среди них пропаганду. Дети пары учились вместе с крестьянами, иногда даже работали с ними.

В поместье Блони собирались многие народники, местные крестьяне сами стали агитаторами и ходили по соседним деревням. В Блони даже проходили небольшие манифестации. Блонская организация существовала до 1908 года. Потом в усадьбе нашли запрещенную литературу, и Анатолия, его жену и их старшего сына привлекли к суду. 

a2.jpg

В 1917 году Анатолий сам покинул усадьбу, но выбора у него уже не оставалось. Вместе с семьей он переехал в Москву. А усадьба какое-то время оставалась жилым домом, потом в ней работал госплемзавод, а позже был открыт музей. 

Сегодня в Пуховичском районном краеведческом музее, который расположен в бывшей усадьбе, несколько экспозиций. Есть среди них и восстановленный кабинет Бонч-Осмоловских. Там сохранились предметы мебели хозяев: комод, зеркало, металлический ящик, где Анатолий хранил запрещенную литературу, и другое. 

a6.jpg

Некоторые экспонаты музею подарили потомки Бонч-Осмоловских, которые приезжали в усадьбу несколько лет назад. У Анатолия всего было семеро детей, еще троих ему родила вторая жена. Многочисленные правнуки, правнучки последнего владельца и их дети живут в России, Германии, Швейцарии. Его правнучка Марина Бонч-Осмоловская стала писательницей и составила генеалогическое древо рода. Именно она собрала около 30 своих родственников, чтобы отправиться на землю предков и посмотреть на усадьбу в Блони. 

Молодые Бонч-Осмоловские привезли в музей некоторые вещи, сохранившиеся со времен Анатолия. А знакомство с ними сделало историю рода да и экспозицию музея более завершенными.



Читайте также:

Второй Несвиж. Уникальный дворец в Могилевской области, о котором мало знают белорусы

Без единого гвоздя. 10 самых старых деревянных храмов Беларуси

Возрождаем ВКЛ. Минчанка бросила работу в офисе и задумала грандиозную стройку в белорусской глуши

Сімвалы нашай вольнасці. 10 самых цiкавых ратуш Беларусi