Андрей Бородин

13 августа в Лошицком парке пройдет первый праздник хмеля, солода и еды А Fest, а там не за горами и другое эпохальное событие – LIDBEER 2016. Есть повод вспомнить белорусские пивные традиции, благо у нас они ничуть не беднее, чем в Германии или Чехии, а заодно рассказать малоизвестные факты о «народном напитке».

Такой неофициальный титул пиво носит с давних времен, и в этом нет ничего странного, поскольку долгое время сырую воду (особенно в городах) было просто опасно пить. Для утоления жажды использовали алкогольные напитки, поскольку содержащийся в них спирт прекрасно убивал микробов. Так что, размышляя об исторических событиях, стоит учесть, что многие их участники находились «под градусом». При этом вино было довольно дорогим, так что позволить себе его могли лишь немногие. Пиво долго оставалось доступной альтернативой, благо основной компонент – ячмень, который в обжаренном и измельченном виде используется для получения солода, – прекрасно растет в нашем климате.

2.jpg

Если судить по белорусскому фольклору, крестьяне варили пиво часто и охотно. Причем к определенным праздникам готовили свой особый сорт. И все же чаще других упоминаются Троица и Дмитриев день, когда по традиции справляли свадьбы («у Зміцераў дзень і верабей пад кустом піва варыць»), а новый урожай позволял готовить любимый напиток в большом количестве. Причем такой способ использования зерна не считался его напрасной тратой, поскольку пиво в те времена было чем-то вроде «жидкого хлеба».

Шляхта не отставала, а скорее даже обгоняла крестьян в потреблении пива. Так стандартная дневная норма для представителя благородного сословия составляла «малый гарнец», а это ни много ни мало 2,5 литра! Впечатляющая цифра, если учесть, что сегодня среднестатистический белорус выпивает в год «всего» чуть более 50 литров. Во времена Речи Посполитой ему этого и на месяц не хватило бы.

средневековье2.jpg

Кстати, средневековое пиво многие из вас могли бы и не узнать на вкус. Все дело в том, что некоей единой устоявшейся рецептуры не существовало. Практически у каждой хозяйки были свои секреты. Кто хотел сварить напиток позабористей, добавлял в него травы, которые росли в соседнем лесу или на болоте. Многие из них обладали слабым наркотическим действием. Лишь начиная с XVI века королем пивоварения стал хмель, до сих пор используемый в народной медицине как успокоительное средство. А пошла эта традиция из Баварии, где в 1516 году был издан знаменитый «закон о чистоте пива».

Долгое время «пенное» варили в домашних условиях, его можно было также купить в корчме. Для изготовления пива на продажу стали создавать так называемые «бровары» (от нем. Brauerei, т.е. пивоварня), которые позже освоили и производство «горелки». Это были своеобразные прототипы крупных пивных заводов, знакомых нам сегодня.

bochkovoe-pivo_t.jpg

Фактически подобная ситуация сохранялась до середины XIX века, когда на сцену вышел один полулегендарный персонаж. Даже в фамилии его путаются: не то Фрумкина, не то Фрумкинова. Эта жительница Минска оказалась очень деятельной особой и, несмотря на свое говорящее имя Рохля, в 1864 году добилась права варить пиво на собственном подворье. Некоторые исследователи ставят под сомнение эту историю, однако именно с нее предпочитает вести свою родословную один из главных игроков современного пивного рынка Беларуси – компания «Оливария».

Насколько хорошо шли дела у самой Рохли Фрумкиновой, сегодня сказать трудно. Однако известно, что ее наследники продали производство тогдашнему городскому голове Каролю Гуттен-Чапскому. Первую часть его фамилии часто отбрасывают, а зря, ведь она дает понять, откуда растут корни этого дворянского рода, владевшего обширными имениями под Минском.

2014-08-18-8-6778_t.jpg

Граф Чапский существенно расширил производство, которое стало называться паровым пивоваренным заводом «Богемия». На месте деревянного строения появились кирпичные корпуса, сохранившиеся доныне. Началась модернизация, которая включала в себя в том числе прокладку подземного трубопровода. При производстве пива использовались немецкие технологии. Однако решить главную задачу – создать акционерное общество – так и не удалось.

Из-за этого в 1894 году завод был продан купцам Леккертам. Конец XIX и начало XX веков можно назвать настоящей «золотой эпохой» отечественного пивоварения. Пенный напиток изготавливали в таком количестве, что он составлял более 2% от производства всей Российской империи. На территории Беларуси тогда действовало три крупных акционерных общества: помимо уже знакомой нам «Богемии», к ним относились Синдикат пивоваренных заводчиков Северо-Западного края со штаб-квартирой в Орше, а также «Ливенбрей» (Витебск). И это не считая десятков мелких производителей, а также продукции, которую поставляли на местный рынок крупные столичные заводы.

24373542_7012F720s.jpg

Начало Первой мировой войны ознаменовалось введением сухого закона. После 1917 года пивные заводы постигла одна и та же участь: национализация, а затем долгие десятилетия существования в условиях плановой экономики, когда пиво вдруг стало дефицитом. И это даже несмотря на то, что в городах открывались новые заводы. 

cont_t.jpg

Однако утолить жажду всех советских граждан они были не в состоянии. Сегодня, когда на полках магазинов представлены десятки наименований, находится немало тех, кто ностальгирует по старому доброму «Жигулевскому» и по тем временам, когда соседний пивной ларек был своеобразным мужским клубом под открытым небом.