Брестская область, Каменецкий район
Тина Турова

В первых числах января, заслоненный празднованием Нового года, как-то прошел мимо один любопытный юбилей – 550-летие короля и великого князя Жигимонта Первого, правившего белорусскими землями не хухры-мухры, а более 40 лет. Как говорится, чем не повод вспомнить этого властелина – далеко не худшего из тех, что доставались белорусам.

Богатырь на троне

Пятого сына короля Казимира IV Ягеллончика, Жигимонта, можно сравнить с богатырем Ильей Муромцем. Только последний лежал на печи 33 года, а Жигимонт – почти 40. Став монархом после смерти двух венценосных старших братьев, Яна Ольбрахта и Александра, в 39 лет, Жигимонт получил прозвище Старый. Впрочем, в его случае «старый» вовсе не означало «немощный». Этот коронованный 24 января 1507 года (т.е. ровно 510 лет назад) живчик легко гнул подковы и разрывал голыми руками веревки. При том, обладая недюжинной силой, имел миролюбивый нрав и остался в истории как справедливый и милосердный правитель. «Пан вельмi добры», – так охарактеризовал Жигимонта I летописец.

Žygimont_Stary._Жыгімонт_Стары_(K._Aleksandrovič,_1788).jpg

Первый Статут ВКЛ

В 1529 году был издан первый Статут Великого княжества Литовского, состоящий из 13 разделов и 283 статей, написанных на старобелорусском языке. Документ, работа над которым началась по распоряжению Жигимонта I, данному им еще на Гродненском сейме 1522 года, регламентировал вопросы гражданского, уголовного и процессуального права. Статут способствовал централизации государства и определенному ограничению феодального произвола – отныне все жители ВКЛ, «как бедные, так и богатые, какого бы сословия и положения они ни были», получали возможность быть судимыми по одинаковым законам.

Любопытно, что в первой же статье Статута вводился принцип презумпции невиновности: «Великий князь обязуется никого не наказывать по заочному оговору, даже если бы дело касалось оскорбления достоинства его величества». А вот реальное нанесение обиды великокняжескому достоинству, судя по содержанию второй статьи, выражалось «в том, если бы кто-нибудь убежал в неприятельскую землю». Одна из норм Статута устанавливала запрет на владение землей и занятие государственных должностей иностранцами.

0_9c109_8eff3b7b_XXXL.jpg

Финансовая реформа

Будучи монархом и в Польше, и в ВКЛ, Жигимонт I стремился объединить денежные системы в своих вотчинах. Поэтому в конце 1520-х он приказал закрыть монетные дворы в Вильне и Кракове и создать единый королевский монетный двор в Торуне, работавший с 1528 по 1535 год и чеканивший пять разновидностей монет: денарии, шиллинги, гроши, трех- и шестигрошовики. Кроме того, впервые при Жигимонте Старом было назначено стабильное жалованье государственным сборщикам податей, дабы положить конец расхищению казны и вымогательствам.

Магдебургское право

Свобода городов – двигатель прогресса, понимал Жигимонт I, и вслед за своими предшественниками продолжил «раздачу слонов» местечкам ВКЛ. При нем магдебургское право получили, к примеру, такие белорусские города как Речица, Новогрудок (оба в 1511 году), Слоним (в 1531-м). Дарованными преимуществами наши населенные пункты пользовались более 250 лет, пока земли ВКЛ не вошли в состав Российской империи и царица Екатерина II не отменила магдебургское право как ненужный атавизм демократии.

20160722_203838 (2).jpg

Религиозная толерантность

За годы правления Жигимонта I в значительно католицизированном за предыдущее столетие белорусском крае вновь укрепились позиции православия. Почти вдвое (с 30 до 50) увеличилось количество православных монастырей; число православных храмов в столице, Вильне, выросло до двадцати. При этом был принят ряд правовых актов, уравнивавших в правах католиков и православных. А с 40-х годов ХVI века в Великом княжестве начали свою деятельность – сперва нелегально, но с каждым годом все активнее – протестантские проповедники, несшие идеи Реформации.

Громкая победа

Из почти 42 лет своего правления более пятнадцати Жигимонт I был вынужден воевать с Московским царством. И хотя по итогам этих войн ВКЛ лишилось части земель (особенно болезненной была утрата Смоленска), белорусы отвесили московитам смачную оплеуху под Оршей в 1514-м, разгромив их втрое превосходившую армию. Захваченные нашими предками пушки противника переплавили в 12-тонный колокол, названный «Жигимонтом»; он и сегодня висит на звоннице собора Святых Станислава и Вацлава в Кракове, украшенный гербами победителей – литвинской «Погоней» и польским белым орлом.

battle_of_orsha.jpg

При Жигимонте I окончательно рухнул Тевтонский орден, тем самым освободив нашим предкам доступ к Балтийскому морю. А на противоположном, южном, рубеже страны для отражения нападений крымских татар по приказу короля была создана пограничная стража из местного населения – казаки.

Покровитель Скорины

На 15-м году княжения Жигимонта Старого в Вильне открылась первая на территории ВКЛ и всей Восточной Европы типография, в которой в 1522 году Франциск Скорина издал «Малую подорожную книжицу», а в 1525-м – «Апостол». В 1532 году, когда Франциск оказался в тюрьме за долги своего покойного брата Ивана, первопечатника оттуда освободил король. Более того, он даровал Скорине охранную грамоту, в которой говорилось, что «няхай нiхто, апрача нас самiх або спадкаемцаў нашых, ня мае права прыцягваць яго да суда і судзіць, якой бы ні была прычына яго выкліку ў суд… няхай ніхто не адважыцца затрымліваць або арыштоўваць яго самога ці ягоную маёмасць пад страхам цяжкага пакарання… Дайце названаму доктару Францішку, якога мы прынялі пад сваю апеку, магчымасць карыстацца і валодаць прыгаданымі вышэй правамі, iльготамі і прывілеямі. Забараняю наогул умешвацца ў яго справы, учыняць яму які-небудзь гвалт, змушаць да выканання нейкіх павіннасцей ці гарадскіх службаў».

d8.jpg

Меценат Ренессанса

Покровительство Скорине вписывалось в канву мироощущений короля Жигимонта, прослывшего поборником искусства Ренессанса в ВКЛ и Польше. К своему двору монарх приглашал известных художников, скульпторов, архитекторов. В виленском великокняжеском дворце, перестроенном в ренессансном стиле, Жигимонт I собрал богатую коллекцию гобеленов, картин и оружия, имел обширную библиотеку. Во время его правления была создана «Хроника Великого княжества Литовского и Жемойтского», увидели свет поэмы-легенды «Прусская война» Яна Вислицкого и «Песня про зубра» Миколы Гусовского. Средства на печать последней дала супруга Жигимонта, королева Бона Сфорца.

Сохраненные зубры

В 1538 году в ВКЛ приняли закон «О сохранении лесов и охоте», а в 1541-м по приказу Жигимонта Старого в Беловежской пуще был создан охотничий заказник для охраны зубров.

85cb8c28f48be6d8416de499110d1cfc.jpg

Кстати, в судьбе Жигимонта и Боны однажды сыграл роковую роль привезенный из Беловежской пущи… нет, не зубр – медведь. Во время традиционных охотничьих забав он вдруг набросился на королеву, находившуюся тогда на сносях. Та попыталась ускакать, но конь споткнулся, и Бона вылетела из седла. В результате она преждевременно родила сына, который умер в тот же день…

Три королевы и король

Тем не менее выжившие дети Жигимонта I и Боны достигли положенных им «по рождению» высот. Три дочери стали королевами: Изабелла Ягеллонка – Венгрии, Анна – Польши и ВКЛ, Екатерина – Швеции, а сын, Жигимонт II Август, сменил отца на великокняжеском и королевском престоле и правил ВКЛ и Польшей до 1572 года. При нем две страны слились в одно федеративное государство – Речь Посполитую.

Читайте также:

«На калена перад каралём!» В Новогрудке вновь короновали Миндовга

Где находилась легендарная резиденция Миндовга? Альтернативная версия