Витебская область, Лепельский район
Надежда Суслова

У наших предков не было радио, телевизора, айфонов, планшетов и прочих достижений современной цивилизации. Но развлекаться и веселиться они умели и без всяческих гаджетов. 

Особенное веселье организовывалось зимой, когда все основные работы в деревнях заканчивались, и можно было дать себе небольшую передышку. Со временем сформировались определенные традиции, постоянные обряды, которые передавались от поколения к поколению.

Женить Терешку

Коляды в Беларуси сопровожда­лись различными веселыми игра­ми и обрядами. «Женитьба Терешки» как раз из их числа. Этнографы и уче­ные, изучая нравы и традиции древ­них белорусов, пришли к выводу, что на этих территориях существовал эротический культ Терешки – симво­ла мужского достоинства и силы. Ему поклонялись молодые супружеские пары еще во времена Полоцкого княжества, и с помощью этого обряда девочек «переводили» в разряд девушек. В долгие рождественские вечера молодежь собиралась на по­сиделки – «вячорки», которые заме­няли тогда нынешние дискотеки.

zhenitba_tereshki.jpg

В настоящее время этот обряд остался «живым», в основном, на Лепельщине. Поэтому именно сюда на православное Рождество съезжаются гости: туристы из Беларуси и других стран, представители СМИ, любители фольклора, музыканты, местные жители и пр. Организаторы подчеркивают, что это не ху­дожественная самодеятельность, не спектакль и не театрализация. Местные жительницы поют и пляшут так, как делали это их бабушки и прабабушки, они – живые носите­ли уходящих традиций деревенской культуры. Отрадно, что на Лепельщи­не есть кому передать бесценные нематериальные артефакты – ими се­годня очень интересуется молодежь.

Для правильного проведения об­ряда нужно выбрать «мать» и «отца», благословляющих на «брак». Все участники разбиваются на пары и по очереди подходят к «родителям», которые, припевая, разрешают парам «жениться». К примеру, «мама» про­износит такие слова:

– Цярэшка, Цярэшачка,

Цераз бор дарожачка,

Бітая, таптаная,

Я ў мамкі каханая,

Тры гады кахалася

І Цярэшкі дачакалася.

Цярэшку жаніць, жаніць,

Галоўка баліць, баліць…

Затем нужно потанцевать друг с другом и с «родителями», пригубить чарочку. Когда все парочки «связали» себя узами брака, начинаются игры и испытания, которые носят ярко вы­раженный эротический характер. К примеру, посередине залы ставит­ся длинная скамейка. «Молодые» садятся спиной друг к другу, по команде поворачиваются и целуются. Главная «фишка» – повер­нуться одновременно и в нужную сторону. Для «женихов» приготовле­но и более серьезное испытание, которое называется «сорвать вишен­ку». Суть в следующем: «невеста» взбирается повыше – на стул или ска­мью, а рядом становятся помощники «жениха», подставляющие руки. «Молодой» должен разбежаться, вспрыг­нуть на подставленные руки и поце­ловать свою суженую. Все это очень забавно, потому что некоторые «же­нихи» весьма увесисты, и бедным по­мощникам приходится нелегко.

После всех игр организуются танцы, но не простые, а свадебные. К примеру, все «невесты» становятся с одной сторо­ны, а все «женихи» – напротив. Муж­чины по очереди поют: «Ты ж мая бабулечка, а я твой дзядулечка.» В этот момент «молодая» старается улизнуть от объятий «мужа», а он ее догоняет. Затем поют «невесты», что-то вроде:

– А як жа мне дзядульку злавіць?

Хаця ж я і павалюся,

Але ж за дзядулькай паганюся.

Женихи при этом тоже убегают. В толпе образуется «броуновское дви­жение», шутливая толчея, и это очень весело. Еще веселее, когда обнару­живается, что одному представите­лю сильной половины человечества не хватило пары. Его называют бо­былем, дают в руки посох, заставля­ют встать в круг и исполнить сольный танец. Когда музыкант пе­рестает играть, «невесты» идут по кругу, касаясь рук «женихов». Музы­ка звучит снова – «жених» старается схватить ту «невесту», которая косну­лась его последней.

zhenitba_tereshki2.jpg

За многие столетия существования обряда он постоянно пополнялся но­выми развлечениями и играми. «Свадьба», как и положе­но, заканчивается веселым пирком. На столе быстро появляются дере­венские «прысмаки» – квашеная ка­пуста и соленые огурчики, блинчики, домашняя колбаса, студень, грибоч­ки, солянка, котлеты, знаменитая поливка и клецки «с душами». Ужин организуется вскладчину. Трапеза со­провождается прибаутками, шутками и припевками. К примеру, принято звать Мороза. Его завлекают и при­глашают принять участие в застолье: «Што самi ядзiм, таго i табе дадзiм!» Хорошо, что есть перерывы на пес­ни: «Дробна драбніца», «Дзе ж я хадзіла», «Ружа», «Маруся», «Сівы конь». В далекие времена подобная «свадьба» затягивалась на пару дней. Но в современном варианте обряд длится приблизительно с 7-8 вечера до 3-4 утра следующего дня.

«Колядные цари» в Семежево

В отличие от «Женитьбы Терешки», этот обряд более «раскручен» официально: «Колядные цари» внесены в 2009 году в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Да и время проведения обряда тоже выбрано неслучайно, ведь именно в «Старый Новый год» на территории Беларуси отмечали так называемый «Шчадрэц» (Шчодрык) – по имени языческого бога веселья, или «шчодры вечар». Этот предновогодний вечер величали в народе «шчодрай куццёй», ибо еде наши пращуры также придавали магический смысл. Бытовало такое изречение: «Цi шчадрэц, цi каляды – усё адно». «Шчадрэц» подразумевал активное общение между односельчанами и, разумеется, колядование, одаривание друг друга различными вкусными вещами. Ученые-этнографы утверждают, что в разных регионах нашей страны существовали свои, уникальные традиции проведения «Шчадраца». Где-то эти традиции утрачены безвозвратно, а где-то живут и здравствуют по сей день. «Колядные цари» в Семежево – как раз из их числа. А зародилась эта традиция, как это бывает часто, от скуки. В XVIII веке в Семежево стояли регулярные российские войска. Долгими зимними вечерами делать солдатам было нечего, а уж в праздники, да еще зимой, и подавно. Вот они и придумали себе развлечение: наряжались в костюмы, ходили по хатам, пели и плясали, разыгрывали представления. За это жители одаривали их колбасами, хлебом, самогоном, сладостями. Удивительное дело: солдаты уехали, а традиция осталась – уж больно по душе пришлась она сельчанам. За три века здесь вырастили не одну сотню «царей».

Особого вни­мания заслуживает форма участников, похожая на гусарскую, только с некоторыми коррективами: белую рубаху пере­вязывают тремя семежевскими поя­сами с традиционным орнаментом, а шею украшает яркий женский пла­ток. На голову надеваются высокие бумажные колпаки, причудливо укра­шенные цветной аппликацией и лен­тами. Кстати, на сегодняшнем празднике сфотографироваться в костюме «Царя» может каждый желающий.

цари.jpg

Этот обряд возобновили в Семежево в 1996 году. Именно тогда вспомнили о старинных обрядах, таких как «Колядные Цари» и «Первый сноп», а также занялись возрождени­ем ткачества. Что характерно, на сцене этот обряд неинтересен, он теряется, хотя, по сути, является театральной постановкой. Зрители, безусловно, важны, но большое ко­личество зевак может повредить камерности этого обряда. По домам не должно ходить много народа. По традиции «Цари» посещают только те хаты, куда их приглаша­ют, или те, где есть молодые девуш­ки. Все, что наколядовано – колбасы, сало, водку, печенье, конфеты, – цари делят со своими подругами. Кстати, говорят, что местные жители за месяц скупают в магазинах весь запас кон­фет, потому что в «Шчодры вечар» ходят колядовать и дети.

Язык, на котором проходит представление, очень своеобразен: это и не русский, и не белорусский язык, а некая смесь, трасянка.

Представление «Царь Максимили­ан» в старину обычно играли в батлейках – оно было частью рожде­ственских спектаклей. А теперь эту драму разыгрывают сами люди. По­мимо семи Царей в обряде принима­ют участие Мамай и нечистая сила – Дед и Баба. Деда одевают в старую одежду, а лицо, по традиции, изма­зывают сажей, у Бабы в руках метла.

Участники обряда выстраивают­ся по росту. Впереди идет главный «Царь» – самый веселый и красивый парень. Последним идет барабан­щик. Командиром обрядного строя является лекарь. Если он скажет «на­лево», все идут в дом, стоящий по ле­вой стороне, если «направо» – в стоя­щий справа.

Маршируя, «Цари» приговаривают:

– А што там відаць?

– Дом!

– Чый ён?

– Гаспадароў!

– Рады нам там?

– Рады!

– Шагам марш!

цари2.jpg

Само представление длится око­ло 15 минут, но за это время в доме хозяев разворачиваются батальные сцены и раскрываются секреты вра­чевания. Текст в каждом доме произ­носится один и тот же. «Царь Макси­милиан» хвастается:

– Я – грозны цар Максімільян! Я Солнцу брат, Луне сват!

Но не тут-то было! Мамай не согла­сен и произносит следующий моно­лог:

– Рыцар мой, стань переда мною, як ліст перад травою! Кто будзе яшчэ гаварыць, я ў землю вабью, па ушы ў гразь укалачу! Нясі гэта пісьмо цару Максімільяну, хай выдасць дарагія падаркі! А калі не выдасць, вайною пайду!

Царю Максимилиану приносят письмо от Мамая, и он восклицает:

– Што я бачу, што я чую, цар Мамай патрабуе ад мяне дарагіх падаркаў?! Не пабаюся ні агня, ні мяча! Стану на воды – воды кіпяць! Стану на горы – горы дражаць! Не дам цару Мамаю ні салодкай маркоўкі, нi салёных агуркоў!

В это время прибывает «царь за­донский», который намерен драться с Максимилианом.

Затем происходит сцена с участи­ем лекаря, большим «знатоком» всех хворей. «Цари» жалуются ему по оче­реди на свои болезни, а лекарь на­значает лечение:

– Селязёнка!

– Калі баліць селязёнка, трэба паслаць да харошай дзяўчонкі!

– Пяткі!

– Калі баляць пяткі, трэба наварыць мяткі! Сем раз дубінай абвесці, а потым бальному пляшачку гарэлкі паднесці!

– Сэрца!

– Калі баліць сэрца, трэба намазаць пад носам перца!

Завершением представления ста­новится колядование. Для всяких вкусностей припасен большой мешок. Сначала рассказывается про волхвов, которые «приходили и дары Богу приносили». Затем от намеков переходят к прямым просьбам: «По­здравления примите в честь торже­ственного дня, и при силах одарите, если можете, меня!» Впрочем, дело се­рьезное, поэтому доходит и до угроз: «Дай, баба, колбасу, а то кошелек рас­трясу!» «Цари» добиваются своего и получают знатное колечко колбасы, бутылку водки и много чего еще. До­вольные «Цари», маршируя под пес­ню «Посею лебеду на берегу», отправ­ляются дальше собирать аппетитную «дань».

Ночью шествие выглядит особенно завораживающе, пото­му что «Цари» берут в руки горящие факелы. В старину этот обряд длил­ся всю ночь. Правда, и деревня тогда была очень большая – около 4 000 жителей – и имела статус местечка. Впрочем, далеко не всегда счита­лось, что народные традиции – это хо­рошо. В 50-х годах обряд «Колядные Цари» запретили, сочли религиоз­ным. Но местные жители не сдались и продолжали проводить «Шчадрэц», как делали из века в век.

Окунаться в прорубь

На эту зимнюю процедуру могут отважиться далеко не все: нужно иметь крепкое здоровье, и, что еще важней, верить в то, что окунание не принесет вреда, а наоборот, поможет оздоровиться и укрепить не только тело, но и дух. 

198273.jpg

Традиция водоосвящения уходит своими корнями в далекое прошлое. Но и сегодня на водоемах (прудах, озерах, заводях) для этого заранее делается прорубь – как правило, в форме креста. Считается, что крещенская вода – это святыня, поэтому к погружению в «иордань» нужно подготовиться заранее.   

18 января православные верующие отмечают Крещенский сочельник, канун Богоявления, или Крещения. А 19 января можно отправиться за город, где и совершить погружение. Жестких правил, как это делать не существует. Главное – окунуться с головой. И нужно помнить – находиться в ледяной воде больше одной минуты опасно для организма.

С праздниками вас!


Читайте также:

Зюзя Поозерский, Мороз, Бодзюля, Банник и другие зимние «пачвары». Вам уже страшно?

Что-то стало холодать, или ТОП-7 любимых белорусами с древности горячительных «напояў»

Мороз в мундире и пани Снежка. 5 необычных новогодних программ для всей семьи

Конфетки-бараночки, или Самые популярные сувениры из Беларуси, которые хочется съесть

В Белорусском государственном музее народной архитектуры и быта вспомнили предков