Могилевская область, Горецкий район
Андрей Бородин

24 сентября 1842 года в родовом имении семьи Янковских, расположенном под Белостоком, менее чем в 50 км от современной белорусской границы, родился мальчик, получивший имя Михал. Счастливые родители вряд ли могли предположить, какая судьба его ожидает. Событий в ней хватило бы не на один авантюрный роман.

Однако поначалу ничто этого не предвещало. Подросший молодой человек отправился в Горки, где поступил в земледельческий институт, который сегодня известен как Белорусская государственная сельскохозяйственная академия. Зная будущее юноши, трудно себе представить, что этот энергичный молодой шляхтич с характером первопроходца мог бы вернуться  домой, чтобы всю оставшуюся жизнь заниматься посевами и надоями.

Mikhail_Yankovskiy_1909.jpgВ 1863 году вспыхнуло восстание, в котором приняли участие и студенты Горы-Горецкого земледельческий института. В этом нет ничего удивительного, поскольку требование аграрной реформы было одним из основных, а Сельскохозяйственное общество, во главе которого стоял граф Анджей Замойский, считалось чуть ли не главным оплотом политических радикалов.

Михаил Янковский получил стандартный приговор (восемь лет каторги) и отправился отбывать его в окрестности Читы. В 1868 году наказание было заменено на вольное поселение. Это означало, что он мог обосноваться за пределами острога и больше не соблюдать тюремный режим, однако путь на родину Михаилу Янковскому был закрыт. Похоже, это не сильно опечалило его: бывший каторжник отправился добывать золото на реке Олекме – правом притоке Лены.

В те времена земли, расположенные за Уралом, во многом напоминали Дикий Запад, каким мы его знаем по вестернам и романам Фенимора Купера. Значительная часть этой территории вошла в состав России лишь согласно Айгунскому (1858 год) и Пекинскому (1860 год) мирным договорам с Китаем, совсем недавно был основан Владивосток, ставший мощной морской крепостью и базой для Тихоокеанского флота. На карте, которая относится к 1870-м годам, видно, какие места предполагалось колонизировать в первую очередь.

Карта колонизации.jpg

«Новый свет» привлекал предприимчивых людей, нередко с темным прошлым. Впрочем, не все ехали сюда добровольно: наряду с крестьянами из европейских губерний, где земли не хватало, это были каторжники, которые, как и Михаил Янковский, затем становились вольными поселенцами, казаки, выбранные по жребию, военные команды и т.д. Среди столь разношерстной компании выходцы из Польши держались особняком, в том числе из-за принадлежности к католической церкви.

Поскольку их было относительно немного, каждый оказывался на виду. Так что не стоит удивляться тому, что Михаил Янковский пробыл золотопромышленником недолго. В 1872 году зоолог Бенедикт Дыбовский – уроженец Минской губернии, также сосланный в Сибирь за участие в восстании 1863 года, – предложил ему принять участие в научной экспедиции на Дальний Восток. Вся оставшаяся жизнь Михаила Янковского будет отныне связана с этим краем.

Приморье. Фото Ильи Уколова.jpg

Поселенцам казалось, что здешние природные богатства неисчерпаемы, потому и отношение к ним было соответствующим. Именно Михаил Янковский стал одним из первых, кто стал с этим бороться. В бытность свою управляющим золотыми рудниками на острове Аскольд он запретил неконтролируемый отстрел пятнистых оленей, а впоследствии выступал против хищнической вырубки прибрежной тайги.

Параллельно Михаил Янковский собирал коллекции растений и животных, которые затем отдавал (по другой версии – продавал) в крупные европейские музеи. Сегодня его имя носят десятки видов насекомых, а также один из самых редких видов птиц – овсянка Янковского. По иронии судьбы она исчезла из тех мест, где была открыта, и сегодня гнездится только на территории Китая и Северной Кореи. Этот человек также находил время на то, чтобы заниматься географией, метеорологией и археологией. Обнаруженные им артефакты, а точнее исторический период, к которому они относились, впоследствии были названы Янковской культурой.

овсянка Янковского, фото birdingbeijing.com-1.jpg

Однако сельская "закваска" все-таки дала о себе знать: Михаил Янковский, которому в 1879 году были возвращены права дворянства, решил приобрести большой участок земли на полуострове Сидими и обосноваться там. На архивных фото его усадьба выглядит как небольшая крепость, и это не случайно: времена были неспокойные, на местных жителей нападали отряды разбойников-хунхузов. Семье Янковских также приходилось защищаться от них.

Имение в Сидеми.JPG

Знания, приобретенные в Горы-Горецком земледельческом институте, пригодились на новом месте. Михаил Янковский первым освоил промышленное выращивание женьшеня, вывел новую породу лошадей, прекрасно приспособленную к местным условиям, занимался пантовым оленеводством, последовательно выступал за выращивание местных сельскохозяйственных культур (прежде всего, чумизы, кукурузы, сои) вместо более привычных ржи и пшеницы. Он фактически создал на полуострове Сидими частный заповедник, запретив на этой территории отстрел оленей.

Постепенно Михаил Янковский, который также занимался книготорговлей и владел долей в кожевенном производстве, превратился в крупного промышленника. Однако от его материального наследия мало что осталось. После Октябрьской революции потомки Михаила Янковского эмигрировали в Корею, но даже это не спасло их от репрессий. Часть процветающего хозяйства была превращена в колхоз, все остальное погибло. Лишь в 1997 году на территории бывшего имения Янковских установили памятник его основателю.

Памятник-в-Безверхово-М.И.-Янковскому.jpg