Витебская область
Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества

Благодаря роману Сергея Пясецкого «Любовник Большой Медведицы», а затем снятому по его сюжету одноименному документальному фильму, звание белорусской столицы контрабандистов прочно закрепилось за Раковом. Однако он был не первой и не последней «столицей контрабандистов» в истории нашей страны...

Раков носил этот титул в период существования т.н. «Рижской межи» – границы между СССР и Польшей в 1921–1939 гг., кровавым шрамом рассекшей территорию Беларуси надвое. А ведь это не единственный шрам на теле многострадальной Родины. Были и другие, например, границы между Российской империей и Речью Посполитой, определяемые после ее разделов.

1280px-Allegory_of_the_1st_partition_of_Poland_crop.jpg

Многие ли знают, что после установления границы в 1772 году «столицей контрабандистов» стал тихий Толочин?

4 (15) января 1772 года в Санкт-Петербурге между Россией и Пруссией была заключена секретная союзная Конвенция о первом разделе Речи Посполитой. В результате в состав Российской империи вошла восточная часть нынешней Беларуси – Полоцкое, Витебское и Мстиславское воеводства ВКЛ. Новая граница с Россией должна была пройти по реке Двине – границе между Витебским и Полоцким воеводствами до стыка границ Полоцкого, Витебского и Минского воеводств, от него до истока реки Друти, по ней до впадения ее в Днепр и далее по Днепру. На начальном и конечном пунктах новой границы обе страны должны были установить каждый на своем берегу рек каменные пограничные столбы с государственными гербами.

7cf5da4b3638a08fb4ce9336defcdcf9.jpg

01718665_1.jpg

Пограничный столб ВКЛ (слева) и остатки пограничного столба на бывшей границе 1772 года у дороги Толочин-Круглое (фото Л. Спаткая)

Часть границы представляла собой вал. Насыпанный в 1772 году, до наших дней он сохранился фрагментами на территории Чашникского и Толочинского районов Витебской области. Вот как описывал его в 1907-м русский историк, уроженец Сенненского уезда Могилевской губернии К.Т. Аникевич: «идет от реки З. Двины к Друти на протяжении около ста верст. (…) Вышина его снаружи 2-3 арш[ина] и рва 8 арш[ин], ширина 4 арш[ина]».

Городок Толочин в результате установления новой границы оказался разделенным надвое: восточная его часть находилась на «русском» берегу Друти и получила название Старый (или Русский) Толочин, а западная – на «польском», она стала называться Заречный (или Новый) Толочин. Указом российской императрицы Екатерины II от 14 февраля 1773 года в Толочине была учреждена таможня. В штате таможни были главный надзиратель, надежной, цолнер (надзиратель за сбором таможенных пошлин), кассир, ваг (т.е. весовщик) и штемпельмайстер, подканцелярист, два копеиста, три досмотрщика, сторож, смотритель над объездчиками и 14 конных объездчиков. Толочинской таможне подчинялось четыре таможенные заставы, в штате каждой из которых был унтер-цолнер, копеист, досмотрщик и шесть конных объездчиков.

50954232.jpg

Согласно «Положению для учреждения пограничной таможенной цепи и стражи в Великом княжестве Литовском», участок российской границы с Речью Посполитой, проходивший по территории нынешней Беларуси, протяженностью в 674 версты был поделен на три участка, затем – на тринадцать дистанций по 50 верст. Охрану каждой дистанции осуществлял надзиратель и десять объездчиков. Таким образом, надзиратель осуществлял охрану участка границы протяженностью в 50 верст, а объездчик – в 5 верст. У каждого надзирателя в подчинении было 10 объездчиков; одна пятая часть общей численности стражи находилась в резерве. Ежегодно все объездчики перемещались на новое место службы.

Организацией охраны границы ведали подчиненные сенату военное ведомство и департамент внешней торговли. Военное ведомство имело на границе армейские или казачьи полки, от которых на первую линию высылались отряды казачьей стражи или стража от армейских полков. От тех и других непосредственно к линии границы высылались разъезды. Таможенная стража, подчиненная департаменту внешней торговли, несла службу на второй линии.

17675540.jpg

Однако большие надежды, которые русское правительство возлагало на новую таможенную стражу, не оправдались. Комплектование стражи по новому штату шло медленно. Люди не хотели за весьма скромную плату покидать насиженные места и ехать на границу, где их подстерегала опасность. Отпугивала также и перспектива ежегодной смены места службы. Поэтому в объездчики стали принимать жителей пограничных белорусских сел. Но они были связаны с контрабандистами – знакомством или родственными связями, поэтому те чувствовали себя на границе вольготно и действовали почти открыто.

Да и сама служба объездчиков и стражников была далека от совершенства. Не было и речи о дисциплине, обучении и воспитании, какие существовали в частях регулярной армии. Об этом свидетельствуют воспоминания одного из них: «Объездчики служили на кордонах до 60 лет, у каждого была своя бричка для разъездов, пять-шесть пар лошадей, столько же рогатого скота, а свиньям, гусям, курам и счету не знали. Каждый объездчик засевал земли десятин по 50 и более. Бывало, мужья со своими женатыми сыновьями пашут или хлеба убирают, а их жены дежурят на кордонах... В разъезд мы ездили только перед смотром и то не всегда. Бывало, если едет смотром начальник в военном чине, то подготовляемся к смотру, а если ожидаем чиновников, то чиновники все равно в этом деле ничего не понимают».

Хотя на территории нынешней Беларуси по границе 1772 года было учреждено 40 таможенных застав и 9 надзирательских дистанций, однако Толочинская таможня была наиболее, по сегодняшней терминологии, коррумпированная. Здесь «тайнопровозчики»-контрабандисты чувствовали себя особенно вольготно, и через Друть широким потоком плыли бочки со спиртом, переправлялись другие контрабандные товары, а казнокрадство в таможне цвело таким буйным цветом, что в четвертый год ее существования в доход казне не поступило ни копейки!

klyuev4.jpg

Согласно сведениям комиссии «о борьбе с тайнопровозчиками», в 1773-м, в первый год создания таможни, ею было передано в доход казне 3061 руб. (т.е. почти годовой оклад полного генерала), в 1774 г. – 1333 руб., в 1775 г. – 100 руб., а с 1776 г. – ноль! И это несмотря на растущий год от года поток контрабанды и увеличение количества товара, провозимого через таможню с уплатой таможенных платежей!

В связи с падением таможенных поступлений и от других таможен императрица Екатерина II повелела «навести порядок» в таможенном деле, издав в 1783 году именные указы об учреждении пограничных таможен в Полоцкой и Могилевской губерниях, оговаривающих суммы на их содержание, и о наказании за провоз, покупку и продажу запрещенных и неклейменых товаров. Однако преступная деятельность толочинских таможенников продолжалась до 1789-го, когда началось следствие. В этом же году под следствием оказалась половина надзирателей и 16 объездчиков Полоцкой таможни.

324.jpg

В этой связи с целью усиления борьбы с контрабандой в 1789 году было принято решение о закрытии всех сухопутных таможен на западной границе и производстве контрольного осмотра и переклеймении имевшихся заграничных товаров. Кроме того, с этого года дважды в год во всех торговых лавках больших и малых городов империи стали проводиться внезапные проверки с целью поиска неклейменого иностранного товара. Для успеха акции «всякому таможенному служителю, також всем и каждому» за содействие в поимке или обнаружении контрабанды полагалась награда в виде конфискованного товара за вычетом ввозной пошлины.

Однако и этих мер оказалось недостаточно, в связи с чем было принято решение восстановить таможни на границе Российской империи и Речи Посполитой, существовавшей до раздела 1772 года, т.е. фактически установить двойную таможенную границу. Кроме того, именным указом императрицы Екатерины II от 12 апреля 1790 года повелевалось исключать «дворян, приличившихся в провоз запрещенных товаров, из собрания Дворянского, с тем, чтобы их не определять впредь ни к каким должностям».

487fad4b3693a2bcb5cb9f7d710f2ac7.jpg

Толочин сегодня

Однако и в последующие годы вольнонаемная таможенная стража, задачей которой была борьба с контрабандой, была бессильна надежно защищать государственные границы империи, а взяточничество и коррупция среди таможенных чиновников приняли небывалые размеры. Причем взятку вымогали даже с российского императора! Так, летом 1807 года при возвращении инкогнито из Пруссии царю Александру I на Пасвенской заставе российско-прусской границы, не узнав его, служители пограничной таможенной стражи предложили дать им взятку за «ускорение» досмотра.

Читайте также: Новы Амстэрдам. Як Мiнск быў сэксуальнай сталiцай iмперыi