Витебская область, Россонский район

Русский генерал-майор, герой войны 1812 года. Погиб в сражении с французами у деревни Клястицы Дриссенского уезда Витебской губернии и оказался первым из русских генералов, которые пали в боях в эту войну.

Генерал-майор Я.П. Кульнев. Гравюра С. Кардели. 1810-е гг..jpgРодился в местечке Люцине Инфлянтского воеводства (ныне город Лудза в Латвии) в семье поручика Каргопольского карабинерского полка Петра Васильевича Кульнева и его жены Луизы Ивановны, урожденной Гребениц, происходившей из балтийских немцев. В 1770–1785 гг. вместе с братом Иваном воспитывался в Шляхетском кадетском корпусе. В службу был выпущен поручиком в Черниговский пехотный полк. В 1789 г. участвовал в турецком походе, воевал в Молдавии, в 1792–1793 гг. участвовал в боях, связанных с подавлением восстания Тадеуша Костюшко в Польше. Затем служил в корпусе графа А.В. Суворова и участвовал в боях с повстанцами на территории Беларуси.

В 1806 г. переведен в Гродненский гусарский полк. Участвовал в сражениях против французских войск в Пруссии, русско-шведской (1808–1809) и русско-турецкой (1806–1812) войнах. В 1808 г. был произведен в генерал-майоры.

Дж. Доу. Портрет генерала Я.П. Кульнева. Государственный Эрмитаж.jpgПо воспоминаниям современников, Кульнев был высокого роста, имел смуглое лицо. В обычное время был молчалив и застенчив, но в битве преображался, его громовой голос перекрывал даже шум боя. 

Фаддей Булгарин вспоминал: «Я знал лично Кульнева в Финляндскую кампанию. (…) Кульнев во всю войну был, так сказать, в виду у шведов, беспрерывно то переговариваясь, то перестреливаясь с их пикетами, не зная усталости, пренебрегая непогодою. Никто не видал его спящим! Он только дремал иногда при бивачном огне, склоняя голову на камень. Рост его, физиономия и самая одежда возбуждали и в своих, и в неприятеле какое-то необыкновенное чувство. Он носил длинную гусарскую куртку с черными шнурками и широкие казацкие шаровары. На плечах у него была бурка, а на голове, вместо фуражки, красный шерстяной колпак, какие носят финские крестьяне. В руках его была нагайка с пулей на конце. Это было его холодное оружие, которое не одному жестоко нагрело спину! Длинные черные бакенбарды висели на воротнике, а усы ниспадали почти на грудь. Орлиный нос, черные, искрящиеся глаза, навислые брови придавали его смуглому лицу какое-то ужасное выражение. Он был несколько сутуловат и ездил на лошади, нагнувшись вперед, по-казацки. (…) Пули сыпались кругом Кульнева, убивали людей, а в него тогда не попадали! Он, казалось, искал смерти, а смерть ждала его на родине… Солдаты обожали Кульнева. Все любили и уважали» [1].

Надгробие на могиле Я.П. Кульнева в церкви в Илзескалнс. Современное фотоВ 1812 г. в составе корпуса графа П.Х. Витгенштейна участвовал в боях по защите дороги на Петербург. В сражении при Клястицах получил смертельное ранение. Первоначально был похоронен недалеко от места гибели. Но затем его прах был перезахоронен дважды. В 1832 г. останки генерала перенесли в имение брата Ильзенберг Режицкого уезда Витебской губернии (ныне Илзескалнс в Латвии).






[1] Булгарин Ф. Путевые заметки на поездке из Дерпта в Белоруссию и обратно весною 1835 года // Сочинения Булгарина. III. СПб., 1842. С. 197–199.