Ru
En Bl

«Наследие — хрупкая структура». Что делать «своим» в своем городе

Автор: Любовь Гаврилюк
24.04.2018

Что нового появилось в сфере охраны историко-культурного наследия в последние годы, какие есть свежие идеи и подходы, обсудили эксперты на круглом столе «Как сохранить культурно-историческое наследие Беларуси», организованном газетой «Аргументы и факты в Белоруссии».

Минский проспект в номинации ЮНЕСКО

Утверждение списков историко-культурного наследия ЮНЕСКО, как известно, процесс многоступенчатый и длительный. Белорусская сторона не сразу оказалась готовой к сложной процедуре, да и к признанию ценности Города Солнца, Утопии социалистического мировоззрения, воплощенного в неоклассической архитектуре и градостроительстве.

2006-10-31_113-1330.jpg

Но так или иначе, благодаря усилиям профессионалов и вовлеченности общественности, в результате двух лет работы экспертов Беларуси, Украины, Германии, утверждена номинация, которая включит «послевоенные центральные магистрали 1945-1955 годов». Это минский проспект Независимости, где в наибольшей целостности сохранился ансамбль центра города, Крещатик (Киев), ул. Маршалковская (Варшава) и Карл-Маркс Аллея (Берлин).

Будапешт, Ереван, София тоже заинтересовались номинацией, но на сегодняшний день, как считают эксперты, наилучшие позиции у Минска. Таким образом, этот долгожданный процесс точно пошел.

В разработке у экспертов – охрана лесного бортничества

Нематериальное наследие нуждается в не менее срочных охранных мерах (Конвенция 2003 года), чем материальное. Последнее – «только артефакт, отражение практических действий, навыков ремесла, обрядов» — говорят специалисты.

В следующем году будет признано нематериальным наследием лесное бортничество в деревне Погост Житковичского района. Бортничество экологически чистое, традиция его медицинского использования распространена широко. А создание бортнических братств распространена на Полесье, в Столине и Петрикове, в Налибокской и Беловежской пущах. Для локальных сообществ признание их промысла охраняемым наследием будет в высшей степени продуктивным – для социальной сферы и предпринимательства.

«Исторический центр для своих – «мертвый»?

Примерно такой же подход – ресурсный, ценностный — должен быть и в городской среде.

— Не условный «памятник» и не 50 метров вокруг него мы охраняем, а живую среду — социальную, ментальную, экологическую, собственный город для жителей и местного бизнеса. Начинать надо с диалога с людьми: как они живут, какие у них проблемы, — уверена Алла Сташкевич, директор Фонда «Культурное наследие и современность». — Мы [в Мстиславле] в течение года проводили лекции и тренинги, но только на второй год люди стали говорить. Никто не сказал, что его волнует состояние наследия. Зато молодежь возмущалась, что в историческом центре нет спортивных залов и развлекательных клубов, молодым семьям не хватает детских площадок, велосипедистам — дорожек. Для них исторический центр – «мертвый», им нечего здесь делать.

mstislavl.JPG

Есть предприниматели, есть субкультуры, и у всех свои нужды. Транспорт, коммунальные вопросы, ландшафт, традиции – здесь нужно искать ответ, каким должен быть каждый конкретный памятник в его среде обитания, в чем его значение, какие есть ресурсы, что делать «своим» в своем городе.

Голос эксперта не слышен

— Наследие — хрупкая структура. Работать в ней могут только специалисты. А у нас огромная проблема — школа реставраторов, – считает Игорь Чернявский, один из самых уважаемых белорусских экспертов, с огромным опытом работы. — Ушло время, когда архитектор, историк, археолог или художник могли прийти в Реставрационные мастерские и поучиться у мастера новой профессии, получить специализацию. Раньше таких мастеров тоже не хватало, но преемственность все же сохранялась. Теперь этого нет.

— Как нет независимой государственной инспекции, наподобие природоохранной или ГАИ — они автономны от местной власти. Природоохранная подчиняется напрямую администрации Президента, у нее есть все необходимые полномочия. А у нас местные администрации – самые большие нарушители: кто-то не знает законов, кто-то сознательно их игнорирует, допуская, например, халатность. давление или незаконную застройку. Штрафы маленькие, нарушители одни и те же. Личная ответственность людей и независимая инспекция могли бы решить многие проблемы – считает Сергей Егорейченко, заместитель директора музея-заповедника «Несвиж».

Есть необходимость в укреплении экспертного сообщества, нужна площадка для обсуждения насущных проблем. Они очевидны: мониторинг и профессиональная дискуссия, умение выстраивать коммуникации с Евросоюзом, с ЮНЕСКО, наработка новых методик, перевод документов — не формальный, а со знанием специфики.

Действующая триада: чиновник, эксперт, гражданское общество

— Все в одной лодке — мы, наше наследие и наше будущее. Или утонем, или выплывем. Надо понимать, что наследие — дело временное, еще 100- 200 лет и потеряем последнее, что осталось. А что вы построите взамен? — напоминает Вадим Глинник, архитектор-реставратор, директор научно-проектного центра «Рестабилис».

— Миллионы рублей потрачены на реставрацию фасадов на проспекте Независимости, но что происходит во дворах? Надо понимать, что специалисты стараются охранять не камни и бревна, мы защищаем то, что мы любим, что дорого обществу – поэтому к охране историко-культурного наследия должны иметь доступ эксперты и гражданское общество.

Сегодня они не имеют ни прав, ни ресурсов, а серьезных инициатив не так много: по информации Минюста, около 3000 организаций записали в своих уставах «сохранение наследия». Но только в сотрудничестве с государством, с законодателями, профессионалы и культурные инициативы могли бы работать над новыми тенденциями, а в итоге избежать кризисных рисков.


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Министерство культуры хочет привлечь частные инвестиции в реставрацию объектов наследия

Каждый год в Беларуси реставрируют около 100 историко-культурных ценностей. В прошлом году начали использоваться 126

Статьи
Государство готово заплатить за тридевять историко-культурных объектов

Расходы на сохранение 27 историко-культурных объектов Беларуси будут оплачены из государственного

Самые популярные Самые обсуждаемые