en | by

Человек, влюбленный в Полесье. Часть I

Автор: Татьяна Хвагина
Фото: Сергей Плыткевич

22.04.2020

«Ходячая энциклопедия Полесья»

Алексей Дубровский жил среди нас, не переставая удивлять своей харизмой, разносторонностью и увлеченностью. Знаток и защитник дикой природы, неутомимый путешественник и увлеченный краевед, неустанный «транслятор» исторических и экологических знаний, упорный правдоискатель и смелый публицист, первопроходец многочисленных туристических маршрутов, неподражаемый, эрудированный экскурсовод и лучший проводник по нехоженым тропам Полесья, которому нет замены. А еще – талантливый фотограф и кинодокументалист, сохранивший для потомков безвозвратно ускользающие в небытие образы уникальных уголков белорусской земли.

1-vecher-pamyati-izvestnogo-kraeve_984.jpg

Алексея Дубровского нередко называли «ходячей энциклопедией Полесья». Многие считали, что он – коренной житель болотного полесского края. Разве может «чужой» человек так понимать простых полешуков? Так ценить Полесье и восхищаться его необычной, местами пугающей, красотой? Разве «чужой» человек станет заботиться о сбережении этого бесценного природного достояния?!

Вот история Алексея Дубровского.

2-2010-04-18_0312pb_1330.jpg

Бабушка Женя заменила родителей…

Малая родина Алексея Дубровского – деревня Зачистье – находится за сотни километров от Пинского Полесья за рекой Березиной на Борисовщине. Давным-давно, еще при великих князьях и королях, далекий пращур Алексея Николаевича получил за храбрость и верность шляхетское звание. Так же, как и вся «дробная» шляхта Великого княжества Литовского, Дубровские жили своим трудом – корчевали лес, пахали землю, растили хлеб и стойко держали посылаемые судьбой удары…

Один из них пришелся на тот самый день, когда Алексей появился на свет. Дав жизнь сыну, умерла его молодая мать Зинаида… Отец был на фронте… Бабушка Женя – Евгения Дубровская (урожденная Ластовская), заменила осиротевшему внуку родителей, приросла к нему сердцем и душой, дав имя погибшего на войне сына. До конца своих дней она была ему моральной опорой и верным другом, у нее он брал уроки доброты и житейской мудрости. Ей был безмерно благодарен за то, что, несмотря на послевоенную разруху и бедность, не отреклась от него, не отдала в чужие руки, вырастила и воспитала.

Лишних знаний не бывает

Алексей учился в деревенской школе, той самой, где и будущий космонавт Владимир Коваленок, уроженец деревни Белое Крупского района. Алексей очень любил читать, хотел знать как можно больше. Его, простого деревенского паренька, интересовал окружающий мир и захватывали непостижимые тайны мироздания. Так и выбрал себе будущую профессию, поступив после школы на биологический факультет Белорусского государственного университета.

Учился с интересом, настольными книгами были учебники по биологии и зоологии, определители растений и животных.

Эта наука пригодилась потом, когда Алексей Николаевич, работая в проектном институте или сопровождая иностранных экологов и орнитологов, без труда мог определить всех без исключения представителей местной флоры и фауны. Помнил их латинские названия, характеристики и особенности. Чем завоевал непререкаемый авторитет у туристов – любителей «зеленых маршрутов» – и у маститых знатоков природы.

В поисках пути

Прямо со студенческой скамьи Алексея призвали в армию, а когда он вернулся, попал на другой – младший курс, где и встретил свою любовь, будущую жену, верную спутницу жизни – Веру Яновскую. Сыграли студенческую свадьбу, получили дипломы… Молодая семья Дубровских, полная надежд на счастливую жизнь, уехала по распределению в заповедно-охотничье хозяйство «Беловежская пуща». В то время древнейший лес европейского континента был главным образом местом «царских охот» для политической элиты СССР.

Не так виделась Дубровским применение их знаний, да и заработок был более чем скромным. Оставив через некоторое время Каменюки, Дубровские попытали счастья на Могилевщине, попав в сельскую школу в глубинке, которая за неимением собственного здания ютилась по сельским хатам.

В семье подрастал первенец – сын Олег, пора становиться на ноги, обустраивать свой быт. Были готовы даже уехать на работу по контракту в небезопасную Африку, где требовались учителя.

3-262cc7003ec2284376a351c73b93ebbb.jpg

Дело всей жизни

Тем временем на Полесье набирала ход масштабная мелиорация, сюда требовались специалисты, в том числе и дипломированные биологи. Об этом писала в своих письмах из Пинска мамина сестра Татьяна Семеновна. Она настоятельно звала племянника вместе с семьей в Пинск. Дубровские переехали в Пинск в 1970 году и навсегда связали свою жизнь и судьбу с Полесьем. С этого времени Алексей Николаевич и Вера Иосифовна и до выхода на пенсию работали в проектном институте «Полесьегипромелиоводхоз».

Начинал Алексей Дубровский инженером, потом стал начальником изыскательской партии, а с 1983 года был бессменным главным специалистом по охране природы. Работа в проектном институте дала ему возможность объехать, облететь на вертолете и обойти все заповедные уголки Полесья и увидеть своими глазами его первозданную красоту, а также глубоко прочувствовать проблемы Полесья.

4-af628062cc70858d98b79f75f089a3da.jpg

Он считал, что мелиорация, учитывая ее колоссальный размах и многочисленные отступления от проектов, пошла не по тому пути. Где-то там, в кремлевских и других высоких кабинетах, нередко видели лишь колосящиеся поля, прямые линии дорог и каналов, мощные совхозы, которые накормят хлебом страну. Тем временем, Дубровский стучал во все двери и с болью в сердце писал о «необъявленной войне человека с природой» и смело вставал на ее защиту. Его натруженное сердце болело за идущие под вырубку полесские дубравы, за исчезающие речные поймы, покрытые луговым разнотравьем, за спрямленные мелеющие реки, терявшие свою красоту и богатую ихтиофауну. Он призывал учитывать выводы экспедиции генерала И. И. Жилинского, которая в 1874-1893 гг. параллельно с мелиорацией болот вела долгосрочное наблюдение за осушенными торфяниками и предупреждала о таких последствиях как эрозия почвы и пыльные бури.

Алексей Дубровский изучил и обосновал создание целого ряда полесских заказников республиканского и местного значения, и тем самым спас от уничтожения 62 тысячи гектаров (620 кв. км) полесских болот. Среди спасенных Дубровским болот – знаменитое Споровское, которое сегодня всемирно известно как биологический заказник «Споровский».

5-df80b1b6e397e37c420c223c1e25f8bc.jpg

Он является Рамсарским угодьем и занимает первое место в мире по концентрации гнезд вертлявой камышевки – редкого вида, практически исчезнувшего в урбанизированной Европе. Дубровский спас в Ганцевичском районе древнее Качай-болото с его уникальной флорой и богатыми клюквенниками, превратив его в заказник «Подвеликий мох».

6-2424bb41ff7c8b4753da75937b58bea2_1330.jpg

Благодаря Дубровскому стал заказником и заболоченный лес у деревни Изин в Пинском районе, где произрастает древний реликт – ровесник мамонтов и шерстистых носорогов, наша полесская орхидея – венерин башмачок.

Когда едешь из Пинска в Столин, перед взором появляется поле, над которым в разных местах возвышаются красавцы-дубы с пышными кронами, которые невероятно оживляют местный пейзаж. Это тоже «крестники» Алексея Николаевича, которых он спас от вырубки на радость всем нам.

7-2009-09-17_9654pb_1330.jpg

Болото – это не только красиво…

Став начальником изыскательской партии, Алексей Дубровский еще застал настоящее Полесье. Мелиораторам частенько приходилось передвигаться на вертолете, и тогда в окно иллюминатора открывались ни с чем не сравнимые пейзажи – огромные пространства, покрытые ярко-зелеными, бурыми или белесыми мхами, бесчисленные лабиринты рек, заросли тростника и рогоза, деревеньки и села, плывущие, словно караваны из древних просмоленных ковчегов в волнах безбрежных весенних разливов…

8-9f6c404389b2a40f399195a2375574f4.jpg

«Болото – это красиво» – всегда говорил и писал Алексей Дубровский. То же самое он подтверждал своими прекрасными фотоснимками и любительскими фильмами. С разговора о красоте природы непременно переходил на рассказ об уникальности болот, их особой роли в очищении атмосферы, формировании климата, сохранении природного баланса и сбережении бесценных и невосполнимых водных ресурсов. До мелиорации, главными транспортными артериями Полесья были не только реки и каналы: из полесской глубинки прямо по болотам Заречья полешуки приплывали на пинский «торг на воде» (лодочный базар). Предсказания Дубровского уже сбываются – сегодня и в Припяти не всегда хватает глубин для круизного теплохода «Белая Русь», который летом курсирует между Брестом и Мозырем.

Кто ищет, тот всегда найдет

Каждую свободную минутку во время изыскательских работ на Полесье Алексей Дубровский тратил на поиски чего-нибудь необычного. Он обладал необычайно развитым чутьем на открытия. Пока другие позволяли себе передышку, успевал найти то кусок янтаря с древним комариком или травинкой внутри, то зуб давно вымершего шерстистого носорога, отшлифованное водами Полесского моря старое рыбацкое грузило, черепки и орудия труда, которыми пользовались древние племена, заселявшие Полесье. Встречались и камни с руническими знаками… Из этих находок он собрал приличную музейную коллекцию, но с уходом Дубровского на пенсию созданного им при институте археологического музея не стало…

Была у Дубровского такая привычка: где бы ни останавливалась изыскательская партия, он спешил познакомиться с местными полешуками, внимательно прислушиваясь к их рассказам, стараясь составить целостную картину их архаичного быта, разгадать тайну их неразрывной связи с природой, проникнуть в многовековые традиции и верования. Его интересовало все: от местных легенд и преданий, названий деревень, хуторов, урочищ и болот, этнической принадлежности, здешних фамилий и кличек, до того, как жилось «за царем» и «при Польше», а также каковы их насущные проблемы и нужды сегодня. Хорошо понимал простых людей, которые приспособились жить на болоте, страдая от мошкары, комаров и слепней и теряя во время паводков нажитое добро. Кто-кто, а он знал, насколько трудолюбивы полешуки, видел их любовь к родным местам и искренне желал им более легкой судьбы. Многих знакомых полешуков запечатлели фотоаппарат и кинокамера Алексея Дубровского, а о самых ярких личностях рассказ еще впереди.

9-2005-06-28_2072pb_1330.jpg

Кудричи – исчезающий полесский скансен

Дубровский любил и умел открывать полесскую красоту и старину. Одним из самых примечательных мест, которое обнаружили мелиораторы в пойме Ясельды, стала деревня Кудричи – необычная во всех отношениях. Три реки: Ясельда, Пина и Припять, а также низинные болота, протянувшиеся до самого Пинска, многие века надежно скрывали Кудричи от внешнего мира. Здесь по сей день сохранилась архаичная планировка – по нескольку хат на каждом болотном островке со своим названием: Грушечки, Взидена, Островок, Сомынне, Дубок, Лэсок, Моглицы. И только на центральном острове, который называется «Сэло», выстроилась небольшая улица.

Во время разлива жители Кудрич плавали от дома к дому на лодках. До прокладки в 1980-е годы гравийной дороги, связавшей Площево, Кудричи и Почапово, не каждый житель Кудрич побывал хоть раз в Пинске, до которого всего-то 27 километров. На лодках во время пахоты переправляли коней, телеги, бороны и плуги, точно так же мужчины добирались на сенокос или к речным затокам – проверить рыбацкие снасти, а хозяйки тоже плавали в своих челнах на пастбище за Ясельду, чтобы подоить коров.  

10-2005-06-28_2119pb_1330.jpg

На отдельных подворьях в Кудричах по сей день находится полный комплекс местной народной архитектуры с типичными бревенчатыми хатами и хозяйственными постройками, крытыми тростником. Здесь можно увидеть старые хлевы, конюшни, овчарни, курятники, отдельно стоящие погреба «лехи», оплетенные ивовыми прутьями колодцы-журавли, где раньше уровень воды был почти вровень с землей. На усадьбе сельского старосты Моисея Елисеевича Махновца сохранились и старинные колоды-борти, в них его предки собирали мед еще при крепостном праве.

11-2005-06-28_2113pb_1330.jpg

Дубровский не просто влюбился в Кудричи, но и включил их в свои маршруты для белорусских и зарубежных туристов. Он привозил сюда зарубежных любителей природы из Германии, Бельгии, Голландии, Франции, Швеции и других стран. Это всегда вызывало неизменный восторг: ведь в Кудричах все настоящее – тростниковые крыши, огромные буслянки (гнезда аистов), «персональные» болотца и озера, расположенные прямо на подворьях, огромные, как сторожевые курганы, стога сена… Бывали здесь вместе с Дубровским и белорусские туристы. Он научил показывать Кудричи и меня, и других пинских экскурсоводов. А однажды, даже убедил школьную группу из Пинска, которая собиралась ехать в Минск, что столица «никуда не убежит», а вот Кудричи скоро исчезнут навсегда…

12-2005-11-06_9531pb_1330.jpg

К сожалению, Кудричи продолжают угасать: отдельные дома по воле наследников превращаются в дачи, тростниковые крыши на старых постройках проваливаются… И лишь белые аисты, как и прежде, расхаживают по кудричским улочкам…

(Продолжение следует)

Школьники Брестской области могут принять участие в краеведческо-туристическом конкурсе «Магия Полесья», посвященном памяти краеведа, защитника дикой природы, экскурсовода и путешественника Алексея Дубровского. Цель конкурса – популяризация уникального природного и этнографического наследия Полесья, содействие его сохранению; расширение культурологического и экологического кругозора подрастающего поколения; активизация научно-экспедиционного, экологического, экскурсионно-познавательного, активного и других видов туризма в регионах Полесья, поддержка творческой и научной деятельности школьников и учащейся молодежи.

Условия конкурса здесь.



Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Человек, влюбленный в Полесье. Часть IV

Алексей Дубровский - талантливый фотограф и кинодокументалист, сохранивший для потомков образы уникальных уголков

Самые популярные Самые обсуждаемые