by | pl | de | en

Древний Полоцк. История повседневности

Автор: Владимир Лобач, доктор исторических наук
Фото: Рисунки: П. Татарникова

Всеслав Чародей, Ефросиния Полоцкая, Франциск Скорина… Имена знаменитых полочан, их жизненный путь и свершения известны во всей Беларуси и далеко за ее пределами. Однако быт, культура, вера и представления, радости и страхи обычных жителей древнего Полоцка до сегодняшнего дня во многом остаются для нас загадкой.

Историю повседневности средневековых полочан по крупицам открывают для современного человека данные археологии и письменные источники того времени – грамоты, привелеи, магистратские книги и дневники иностранцев, посетивших Полоцкую землю.

Панорама средневекового Полоцка разительно отличалась от современного городского ландшафта. Практически вся жилая и хозяйственная застройка, а также укрепления города были деревянными.

01 3a1cdfac02b9b08fcdb319c9a68c3810.jpg Историческая реконструкция Павла Татарникова.

И жилища рядовых горожан, и усадьбы полоцкой знати – архиепископа, бояр, богатых купцов и шляхты – строились до конца XVII века почти исключительно из дерева. Различия заключались в размещении усадьбы (наиболее престижными участками городской территории считались Верхний замок, Великий посад и Великая улица – теперь Нижне-Покровская), ее размерах, структуре и внутреннем убранстве.

Представление о жилище знатных полочан дают нам многочисленные ревизии XVI–XVII вв. Так, в ревизии 1601 г. подробно описывается «двор» полоцкого архиепископа, расположенный на Верхнем замке.

От внешнего пространства усадьба была защищена оградой с тремя воротами. Возле малых ворот располагалась келья пономаря и небольшая светлица (жилое помещение с «белой» печью, имеющей дымоход). Там же находилась «пивница» (склеп для хранения пива), пекарня и светлица для слуг. Возле угловых ворот размещались «спижарня» (кладовая), «бровар» (пивоварня), баня и кухня со светлицей для поваров. Центральное место усадьбы занимал большой дом с крыльцом и двумя просторными светлицами. Рядом располагались и необходимые хозяйственные постройки – «свиран» (амбар), «паветь» (пристройка для хранения возов и саней) и «стайня» (конюшня).

Размеры усадеб крупных полоцких ремесленников, располагавшиеся в основном на Великом и Заполотском посадах, практически не уступали своими размерами усадьбам знати и включали в себя как жилые, так производственные помещения.

13_1330.jpg

К середине XVI в. в Полоцке насчитывалось уже более 30 ремесленных специальностей: ювелиры, гончары, кожевенники, пекари, кузнецы, портные, сапожники, стекольщики, оружейники и многие другие. Объединенные в профессиональные корпорации – цеха, со своим уставом, гербом и флагом, ремесленники были не только двигателем экономического развития Полоцка, но активно участвовали и в культурной жизни города, публично проводя свои «кануны» – праздничные шествия и представления в день того святого, который считался покровителем определенного ремесла.

Однако в среднем площадь жилища обычного полочанина редко превышала 5 м². При этом, интерьер дома как полочан со средним достатком, так и состоятельных горожан был достаточно аскетическим. Центральное место занимала печь, топившаяся «по-белому» либо «по-черному» (дым выходил через двери), которая могла украшаться керамическими изразцами с разнообразным орнаментом. Мебель была очень скромной – стол, лавки, полати для сна, «куфары» (сундуки) различных размеров для хранения одежды и иных ценных вещей. Деревянные кровати и стулья получают распространение лишь в XVIII веке. В это же время полоцкая знать стремится разнообразить интерьер своего жилища – стены украшались художественной росписью, декоративной обивкой из импортной ткани, картинами, зеркалами, подсвечниками.

1-7_984.jpg Медная иконка «Распятие Христово». Полоцк, XVI в.

Следование европейской моде проявлялось у полочан не только в особенностях организации жилого пространства. Состоятельные горожане очень чутко следили за веяниями европейской моды и стиля в одежде.

В XVI–XVII вв. резко возрастает поток импортных вещей. В письменных источниках все чаще упоминаются «кёльнские платки», «английское сукно», «люнские (лионские) однорядки» (верхняя однобортная одежда без ворота). Однако в условиях суровых зим, полочане отдавали предпочтение проверенной веками верхней одежде местного производства: кожухам и лисьим, куньим, рысьим шубам. Со времен Стефана Батория особое значение приобретает кунтуш – верхняя мужская или женская одежда с отрезной приталенной спинкой и небольшими сборками и отворотами на рукавах, которая пришла из Венгрии и стала «визитной карточкой» белорусской шляхты и горожан вплоть да первой половины ХІХ века.

9-7_887.jpg Шляхетский костюм с жупаном и делией (накидкой), изображение XVII в.

Деревянная застройка Полоцка и ее большая плотность в черте города, а также наличие большого количества бань и пивоварен на частных подворьях создавали постоянную пожароопасную ситуацию.

Еще в середине XVI века полоцкий воевода Станислав Давойна приказал наказывать и штрафовать полочан, которые имели бани и пивоварни в своих домах. Однако эти мероприятия властей не спасали город от многочисленных пожаров, причиной которых могли быть нелепые случайности, как это произошло в 1643 г., когда «Полоцк выгорел весь без остатка и до последнего дома».

Судебное разбирательство выяснило, что виновницей страшного пожара была служанка полоцкого купца Федора Моргунова, которая обронила две маленьких серебряные монетки и пыталась их найти с помощью горящей лучины. В результате неосторожного обращения с огнем «всё место Полоцкое – замок вышни и нижни, коллегиум, костёлы, церкви, ратуш, вежи, паркан и все оздобы места полоцкого в попел обратились». Не менее страшным было и наказание виновной – суд приговорил Федору к сожжению живьем за стенами города.

5-7_800.jpg Светоч, при помощи которого лучинами освещалось жилище. Полоцк, XVI - XVII вв.

Ценным историческим источником, позволяющим нам посмотреть на будничную и праздничную жизнь полочан XVI–XVII вв. глазами современников, являются записки немецкого пастыря Пауля Одерборна, жившего в 1581 г. в Полоцке и его окрестностях, а также магистратские книги города, куда с документальной точностью заносились знаковые события, жалобы, взаимные претензии горожан и судебные разбирательства.

Особое внимание немецкий священник обращает на обустройство храмов в Полоцкой земле, уровень религиозности местного населения и особенности церковных служб, как в сельской местности, так и в самом Полоцке.

Храмы у руссов преимущественно деревянные, с крышей, покрытой дранкой. На верху храма можно увидеть изображение Христа, распятого на кресте. Солнечных часов они, конечно, не имеют. Тем не менее, в воскресенье, примерно в четыре часа утра их звонарь, звоня в колокола, созывает народ на богослужение. Тогда женщины и мужчины, малые и старые, парни и девушки, – все, оставив постель, одеваются и спешат в церковь с чрезвычайной старательностью.

Говоря о храмах и церковных церемониях в Полоцке, Одерборн особенно подчеркивает их богатое убранство, особую торжественность и пышность, сравнимую лишь с соборами и богослужениями столицы Вильни. В записках немецкого автора также нельзя не заметить, что Двина в обрядовой жизни полочан имеет особый, сакральный статус и играет ключевую роль в особо значимых ритуалах.

В Полоцке и в Вильно Божественную литургию служат с большой торжественностью и красотой. Там у них вся утварь в церквях драгоценная, из золота и серебра. В их церквях нет никаких резаных или лепных скульптур, только рисованные иконы святого Николая и панны Марии, украшенные серебряной зернью… и похожими драгоценностями, которых они почитают как особенных богов и каждый год дважды обмывают в реке Двине, после чего с большой торжественностью возвращают на прежнее место.

Отмечая искреннюю набожность и религиозность жителей Полоцкой земли, немецкий пастор указывает и на тот факт, что архаические, языческие по существу, элементы культуры органично присутствовали в жизни полочан, несмотря на 500-летнюю историю христианства в этом регионе. Культ домашних ужей, мифологические представления, почитание «священных деревьев» и магические практики полочан конца XVI века лишь подтверждают слова поэта эпохи Возрождения Николая Гусовского: «Мы еще дети в мире крещеных».

Многие тут держат в своих домах особенных змей и кормят их. Они также боятся и почитают злого духа, который приходит в полдень. Во время, когда собирают созревший урожай, он (дух) ходит вокруг поля в траурном одеянии вдовы, и когда жнец, увидев приведение, сразу же не упадет на землю, то он перебьет противникам – одному или многим – руки и ноги…. В соседнем лесу у них есть деревья, которые они почитают согласно вере предков. Прикладывая кору к ране, они не только легко лечат ее, но избавляют от инвалидности хромого.

Магистратские книги и судебные дела XVI–XVII вв. свидетельствовали и о такой архаической черте полочан того времени как абсолютная вера в реальность и особую вредоносность колдовства и разнообразных «чар».

Наиболее резонансным стал суд 1643 г. над «чаровником» Василием Брыкуном, имевшем мрачную славу среди жителей Полоцка. С обвинениями в адрес обвиняемого выступило 27 человек, а свидетельства некоторых мещан не могут не поражать воображение современного человека.

Сосед Брыкуна сообщал о том, что Василий в процессе ссоры что-то прошептал, глядя на облако, и поленница дров сама собой рассыпалась и перелетела на несколько саженей. Другой полочанин обвинял Брыкуна в смерти своего отца, которого обвиняемый якобы угостил заколдованным пивом, после чего человек умер и распух так, что не мог поместиться в гроб. Обыск Василия Брыкуна, произведенный в суде, обнаружил при нем «чары» – сверток с песком, перцем и непонятными веществами – которые держал при себе обвиняемый, чтобы избежать наказания. Это обстоятельство решило исход дела – Брыкун был осужден на сожжение, однако, не дожидаясь расправы, в тюрьме покончил жизнь самоубийством. Его тело было сожжено за городом, а прах развеян.

2-7_624.jpg Ян Люйкен. Сожжение ведьм. Гравюра XVII в.

Вера в магию и колдовство была характерна не только для крестьян и городских «простолюдинов», но и для представителей полоцкой социальной элиты.

Более того, шляхта сама практиковала магические приемы для борьбы со своими недругами. Показательной является жалоба полоцкого подвоеводы Яна Лисовского, поданная в 1640 г. на бурмистра Криштофа Старимовича, который подговорил шляхтянку Анну Чеславскую подкинуть в имение Лисовского очень специфические «чары» – тараканов, после чего хозяин имения имел убытки в хозяйстве и собственном здоровье: «За которым таковым пущеньем тых тараканов его милости пан Лисовский немалую шкоду в поздыханью разного быдла поносить, яко и в здоровью своем».

Однако стоит отметить, что судебные процессы над «чаровниками» со смертными приговорами в Полоцкой земле и в Великом княжестве Литовском были немногочисленными. Чего нельзя сказать о странах Западной Европы того времени, где развернулась настоящая «охота на ведьм», а количество жертв измерялось десятками тысяч человек. На белорусских землях обращения в суд по поводу колдовства были нечастыми – люди стремились самостоятельно уладить конфликт с чаровниками либо прибегали к помощи знахарей.

Говоря о хозяйственных занятиях и торговле полочан, Пауль Одерборн точно подмечает характер и основные международные приоритеты внешнеэкономической политики Полоцка, а также специфику лесных промыслов, дававших значительные ресурсы и прибыли.

6-7_602.jpg Популярные у полочан денежные номиналы: полугрош ВКЛ 1566 г.,

7-7_1247.jpg «талер-левок», Нидерланды, 1660 г.

В мирное время они переправляют на продажу из Московии в Польшу и Инфлянты различные шкуры диких зверей. Мёд, воск, шкуры они продают иноземцам в больших количествах. Со всех сторон их окружают очень густые и непролазные леса. Так, что они часто охотятся даже внутри городских стен на волков, рысей и куниц.

Особенно впечатляло немецкого пастора невероятное количество рек и озер в Полоцкой земле и большое разнообразие рыбы в них, что во все времена года было для полочан существенным подспорьем в хозяйстве и значительно разнообразило рацион питания. Регион Белорусского Подвинья в тексте Пауля Одерборна предстает как благодатный и богатый край, дающий все необходимое для жизни человека.

11-7_887.jpg Средневековые рыбаки, миниатюра XIV в.

В мирное время они собирают с полей богатый урожай, и им нет недостатка во всем том, что употребляет человеческое тело. С большой ловкостью они ловят своими силками птиц различной породы, например куропаток, фазанов, рябчиков, тетеревов, и продают совсем дешево. Невероятное количество разнообразной рыбы дают им полноводные реки Днепр, Двина, Дисна, Дрисса, Полота, из которых разливаются бесчисленные озера…

В воспоминаниях Одерборна жители Полоцка и Полоцкой земли – это не только трудолюбивые земледельцы, успешные купцы, ремесленники, охотники и рыболовы, но и люди, которым ничто человеческое не чуждо, в том числе и азартные игры во время досуга. Но особо отмечается, что одной из самых любимых игр жителей древнего Полоцка были шахматы, в которых полочанам не было равных. Шахматы, как сложная и высокоинтеллектуальная игра, в качестве любимого времяпровождения указывают на очень высокий культурный уровень населения самого древнего города Беларуси.

Во время гуляний они не только играют в карты, но с удовольствием проводят время за игрой в кости. Но с наибольшей ловкостью они играют в шахматы… В этой игре они, на самом деле, такие совершенные, что я не знаю, мог бы ли сравниться с ними какой либо иной народ.

10-7_738.jpg Игра в шахматы, гравюра XVII в.

Пожалуй, самым важным, что заметил немецкий путешественник, было гостеприимство, радушие полочан, их стремление сохранять традиции предков, активно используя при этом достижения европейской цивилизации. Это и восхищение человеческой красотой жителей Полоцкой земли, которая отмечалась 500 лет назад и продолжает приятно удивлять всех иностранцев в наше время.

Даже в таких суровых климатических условиях природа создала красивых людей. Их тела необычайно могучие и полные сил. Женщины также не лишены привлекательности, если бы только кто-то захотел понаблюдать за их красотою…


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Летопись уездного города

Разделы Речи Посполитой и включение территории Беларуси в

Самые популярные Самые обсуждаемые