by | en

Эдуард Войтехович: «На примере бизнес-инкубатора мы отрабатываем модель развития сельской местности»

Автор: Наталья Плыткевич

В 2017 году зарегистрирован первый в стране бизнес-инкубатор, ставший продолжением центра развития сельского предпринимательства. А сам центр возник в деревне Комарово еще в начале 2000-х. Рассказывает один из его организаторов и вдохновителей Эдуард Войтехович.

2016-06-25-6--2516_600.jpg

– Многие спрашивают, почему бизнес-инкубатор, в который вошли 4 района – Поставский, Сморгонский, Островецкий, Мядельский – родился именно в Комарово? Это определенная зона нашего влияния, так называемый Свирский край.

Исторически Свирь старше, чем Мядель и другие ближайшие города. Некогда даже существовал Свирский район, здесь сложилось свое сообщество, что ощутимо по сей день. Сказывается влияние Виленщины, точнее, Великого княжества Литовского. У нас схожие традиции, в частности, семейные; ритуалы, кухня, культура. Праздники по-иному проходят. Это нас объединяет.

2019-05-31-2--9411_1330.jpg

2019-05-31-2--9354_1330.jpg

2019-05-31-2--9437-1330.jpg

2019-05-31-3--9577_1330.jpg

Чувствуется разница между жителями виртуального Свирского края и Мядельского района. За Константиновским лесом, к примеру, другие люди, другие культура и отношения. Как ни странно, нам по духу ближе жители литовского Свянчониса, чем белорусских Кривичей.

До 1991 года на учебу от нас ездили в Вильнюс, который был центром притяжения, – а с появлением границы вынуждены были сменить его на Минск. Вектор сместился, а ведь, честно говоря, столица Беларуси нам не столь близка духовно…

Говоря «Свирский край», мы хотим отойти от устойчивого клише «Нарочанский край»: Нарочь – это все же больше постсоветский курорт, а Свирь – это ВКЛ. Я – местный, и могу с гордостью утверждать, что Свирская школа и в советское время была лучшей во всем, побеждала в спартакиадах и олимпиадах. Мы с тех «золотых» времен привыкли ощущать себя лидерами.

И сегодня на примере своего бизнес-инкубатора при поддержке Европейского союза не просто решаем региональные проблемы, а отрабатываем модель развития сельской местности.

2016-06-25-6--2508_1330.jpg

Наша основная задача: создать рабочую модель инфраструктуры деревни. Это непросто реализовать, с учетом того, в каком состоянии в данный момент находится эта деревня. Если даже в ближайших райцентрах осталось по 7-10 тысяч человек, то что уж спрашивать с сельской местности! А любая экономика, сколь бы продумана в плане теории она ни была, без людей ничего не стоит.

Рынок Комарово – не Комаровский рынок!

2017-07-01-7--1632_1330.jpg

Что касается конкретно Комарово, то за год из Минска к нам уже вернулось 4 человека – и это о чем-то да говорит! Я предполагаю, что процесс будет продолжаться. Почему? Да за счет того, что мы улучшаем качество жизни, создаем рабочие места, развиваем традиционные предприятия: пекарня, сыроварня, пивоварня...

Возможно, задумается тот из наших выходцев, кто работает в столице и не имеет там своего жилья. Или, к примеру, почему бы IT-специалисту не переехать в Комарово?! Ведь качество жизни в деревне гораздо проще и дешевле обеспечить, чем в городе. Пять дней в неделю зарабатываешь деньги, а в пятницу вечером садишься в хорошую машину – и держишь курс на Вильнюсский аэропорт, откуда уже через три часа ты в любой точке Европы.

Что мы имеем, к слову, в Комарово сегодня?

У нас есть кафе, куда не стыдно пригласить гостей.

A29V6293_1330.jpg

Летом работает открытая терраса. 20-25 человек помещается в закрытом помещении, столько же, в сезон – на свежем воздухе. Для нашего населенного пункта оптимальное количество, если не планировать каких-то масштабных мероприятий.

A29V6426_1330.jpg

У нас хорошая торговля, не только продовольственными продуктами (всесезонно овощи-фрукты, мясо, рыба), но и различными хозяйственными товарами. Раньше, чтобы купить хорошую бритву Gillette, необходимо было ехать в город, государственная торговля подобных «излишков» себе не позволяла. Мы же опровергаем устойчивое мнение, что в сельском магазине продаются только дешевые товары. Качество, оказывается, есть кому оценить по достоинству. Это привлекает покупателей из соседних регионов. На площади перед магазином не редкость увидеть и машины с дипломатическими номерами, и отряд байкеров. Приезжают за свежей выпечкой (у нас своя пекарня), пиццы отведать, кофе выпить. Следовательно, рынок Комарово (не Комаровский, как мы шутим!) увеличивается. Он наработал себе известность. На днях поступил запрос в нашу пекарню из Шарковщины: в связи с закрытием предприятия в городе они готовы закупать у нас ежедневно по тысяче буханок хлеба – увы, но мы пока вынуждены отказать: в данном случае пекарне необходимо переходить на другой уровень организации производства, с другими затратами. А к этому мы еще не готовы.

Пекарня как бизнес-модель

Первоначальная идея о создании пекарни родилась у нас совместно с немецкими партнерами в конце 1990-х. Они вызвались нам помочь, предоставили оборудование: печь, тестомесы – а мы доставили всю технику в Комарово. И в 2000 году наша первая пекарня была введена в строй. На открытии присутствовал тогдашний министр образования Василий Стражев, идея ему очень приглянулась.

Уже тогда мы предполагали использовать пекарню как бизнес-модель, чтобы на этом примере обучать людей. Шло время, наши объемы оставались небольшими. Но по крайней мере, свое Комарово хлебом обеспечивали. Со временем возникла необходимость расширяться, чтобы увеличить прибыльность. Но помещения под это не было, и оборудование на несколько лет отправилось до лучших времен на склад. Мы же от своей идеи не отказались, написали проект, который поддержало министерство иностранных дел Польши. Закупили дополнительное оборудование, оперативно отремонтировали и реконструировали здание 1860 года постройки – и в 2017 году открыли в нем новую пекарню.

2017-07-01-7--1605_1300.jpg

На открытие помимо местных властей приехала делегация мэров гмин Подлясского воеводства. И посольству Польши было приятно увидеть, что вложенные инвестиции так красиво работают. Ежедневно мы производим 600 килограмм продукции, создано 12 рабочих мест.

2017-10-21-3--1004_1330.jpg

2017-10-21-3--1017_1330.jpg

2017-10-21-3--1027-1330.jpg

Начинали с 2-3 сортов хлеба. Ассортимент постоянно расширяется, сегодня это уже хлеб кефирный, карельский, комаровский, «Паланга», батон, чиабатта, более 10 различных видов сдобы – и на достигнутом не останавливаемся.

A29V6385_1330.jpg

A29V6409-1330.jpg

A29V6371_1330.jpg

A29V6440_1330.jpg

Спрос на нашу выпечку большой, продается она в трех точках: в Комарово и в двух в Свири. Есть и другие заявки: и в Нарочь, и в Островецкий район, но, как я уже говорил, пока по разным причинам производство не увеличиваем.

Мы взяли на вооружение идею создания и развития регионального продукта.

Помимо хлеба, варим крафтовое пиво. Планируем открыть сыроварню.

2017-09-23-7--9297_1330.jpg

Это наша дополнительная фишка, которая позволяет привлекать туристов, в том числе и на шопинг. Особенно в случае существования цельного комплекса крафта.

2017-09-23-7--9271_1330.jpg

Есть план реставрации панского дома, оставшиеся по проекту средства решено отправить на создание проектной документации, это достаточно дорого, 40-50 тысяч евро. Если вкладывать собственные инвестиции, то сумма просто неподъёмная – а без документации двигаться вперед невозможно.

2017-09-23-7--9321_1330.jpg

Сделать же все надо непременно хорошо и качественно. Чтобы в дальнейшем расширять базу услуг за счет проведения обучающих семинаров, тренингов, конференций. Неделю поучили людей – в субботу сертификация, гала-ужин, а в воскресенье домой – все логично, красиво и достойно!

И отвлекающих факторов меньше, и за меньшие деньги, чем в Минске.


«Суха теория, мой друг»

2017-07-01-7--1636_1330.jpg

Знания, кстати, должны быть прикладными. Мы в стране гордимся своим образованием, но оно у нас чаще всего сугубо академическое. Почему-то, подводя итоги работы школы или ВУЗа, спрашивают: «А сколько олимпиад вы выиграли?» Не задают вопросов, сколько на счету успешно внедренных проектов, каково практическое применение науки.

Мне очень повезло, что в БИМСХ, где я учился, был инженерно-педагогический факультет. Уникальность его в сочетании практики с теорией. И наш бизнес-инкубатор завязан именно на дуальной системе, где теоретическая часть подготовки проходит на базе образовательной организации, а практическая – на рабочем месте. Ведь все необходимо «потрогать руками».

Без ложной скромности могу утверждать, что лицеи в стране придумал я. Мы ведь преподавали только теорию, а меня поразило, что немцы, у которых все построено на рыночной экономике, учат на практике. Там, поступая в профессиональное учебное заведение, ты сразу устраиваешься на работу, куда ходишь раз в неделю. Например, в пекарню. И в первый месяц тебе доверяют… веник. Учишься чисто подметать, затем тебя переводят на разгрузку муки, на замес теста, и лишь после этого доверяют творческую работу. На последнем году обучения теорией занимаются только один день в неделю. Все остальное – практика! При защите диплома главное – твой дневник и твоя работа: если ты пекарь, то приносишь комиссии булку хлеба, если столяр – то табуретку. И твой «продукт» подвергается строгому анализу. Комиссия резюмирует: «Отдельные выпускники – уже готовые хозяева предприятия, а другим мы пишем: кроме веника ничего в руки не давать!»

Наиболее близко к этой теории в нашем образовании подошли медики. Здесь ошибки просто недопустимы!

Идея бизнес-инкубатора – создание базы для практического обучения, системы подготовки для работы в сельских регионах. Заметьте: не в сельском хозяйстве, а в сельских регионах! Например, токарь тоже может что-то производить на станке. Такая система существовала даже при Советском Союзе – и, кстати, была развита лучше, чем теперь. В колхозах были подсобные цеха, производившие продукцию, которая поставлялась в город. Согласитесь, какая разница, где изготовить ручку в трактор?! А если рассредоточить производство, то и экология города будет чище. Это называется субконтрактация. Заводы в городе оставляют у себя самое ценное: конвейер и конструкторское бюро. Представляете, какая ниша создается в таком случае для села! Этот механизм уже вовсю функционирует в сельской местности в Польше и прочей Европе, где живут не только с оглядкой на «надои и урожай зерновых». Я не против надоев, но это само собой разумеющееся. Мы недавно, кстати, были в Эстонии, смотрели частный сырзавод. Семья, у которой 180 коров, дающих 6 тонн молока в день, – пришла к производству сыра, потому что не знала, куда девать это молоко. Занимаются этим бизнесом 4 года, и сегодня их сыр идет даже в Сингапур!

Задаю вопрос в наших колхозах о надоях: «Ну, может, 5 тонн»… Но у них же тысячи коров, теперь сравните затраты: на 180 голов и на тысячу.

Может проще отдать этих коров в частные руки?

К сожалению, молодежь не воспринимает деревню как место для полноценной жизни и работы. Наш пример может свидетельствовать об обратном. В деревне можно красиво жить, успешно работать, зарабатывать, развиваться – и с помощью современных технологий быть интегрированным в мировое пространство. Мы доказываем это каждый день!

2019-05-31-9--9273_1330.jpg

Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Самые популярные Самые обсуждаемые