Ru
En Bl

Торговцы и наемники в юбках: шотландский след в истории Беларуси

Автор: Андрей Бородин
21.07.2016

Наверняка у большинства наших соотечественников со словом «шотландцы» ассоциируются бородатые мужчины в «юбках», которые отважно сражаются с англичанами, а в перерывах играют на волынке и гонят виски. На самом деле этот народ куда ближе нам, чем может показаться: многие читатели с удивлением узнают, что среди их предков есть уроженцы этой далекой северной страны – если, конечно, у них хватит решимости, чтобы проследить свою родословную хотя бы до XVII века.

Справедливости ради стоит отметить, что первые «шкоты» появились на белорусских землях еще раньше. Так, участники Петриковского сейма, который проходил в 1503 году, обсуждали вопрос о том, чтобы поселить шотландских колонистов в крепостях, расположенных на Днепре (после очередной войны между ВКЛ и Московским государством они опустели).Так что же заставило уроженцев Шотландии массово покидать свою родину? Исследователи до сих пор спорят об этом. Многие ссылаются на прирожденный дух авантюризма и любовь к перемене мест, свойственные этому народу. К тому же Шотландия всегда была бедной страной. Плодородной земли не хватало, так что ее жители легко соглашались перебраться на континент в поисках лучшей доли.

1.jpg

Постепенно шотландские купцы добрались и до белорусских земель, используя два основных пути: морской (через балтийские порты и прежде всего Гданьск), а также сухопутный — через Чехию и мелкие немецкие княжества. Причем они оказались настолько успешными, что быстро стали опасными конкурентами местным торговцам. В сейм посыпались жалобы на «великую шкоду», которую белорусские города якобы терпят от предпринимательской деятельности шотландцев. Ответом стало введение для них дополнительных налогов. Как видим, идея поддерживать отечественную экономику таким способом не нова.

Через какое-то время появилась целая группа товаров, которые называли «шкоцкими», хотя производились они в Голландии, Франции или даже Венецианской республике: бусы, гребни, нитки, белила, ножи, рукавицы и другие полезные мелочи. Товарами широкого потребления, как их назвали бы на сухом экономическом языке, жителей самых отдаленных мест снабжали именно шотландцы. Этих бродячих торговцев вразнос можно было встретить буквально в каждой деревне. Стоит ли удивляться, что в свое время они стали легко узнаваемым «мемом», который охотно использовали в эпиграммах и памфлетах. Так что если бы лет 400 назад кто-нибудь постучался в вашу дверь и убедительно предложил купить ну очень нужную в хозяйстве вещь, это почти наверняка был бы шотландец.

torgovets.jpg

Бродячий торговец ХVII века

Именно благодаря этим «коробейникам» среди великого разнообразия дензнаков, имевших хождение в Речи Посполитой, появился еще один — двойной шотландский пенни. Он, кстати, был первой медной монетой, которая стала использоваться на территории Беларуси, и, соответственно, самого мелкого номинала — как раз то, что нужно было шотландцам для их розничной торговли. Именно поэтому они, недолго думая, «явочным порядком» ввели в оборот шотландский пенни, который, судя по всему, привезли с родины в изрядном количестве (эта монета размером с современную копейку попадается во многих кладах того времени).

2penni.jpg

По мере того как после унии с Англией в Шотландии стали усиливаться религиозные притеснения, все больше жителей этой страны устремлялись в Восточную Европу. Они охотно оседали в городах и местечках, которые принадлежали той ветви Радзивиллов, что приняла кальвинизм, — одно из течений протестантизма, близкое к распространенному в Шотландии пресвитерианству. Пожалуй, наиболее крупная и деятельная община возникла в Слуцке.

2978459289_2cfd63c94f_o.jpg

Кальвинский сбор в Слуцке

При этом далеко не все шотландцы занимались мирной торговлей. Среди них также хватало наемников, которые ценились во всех европейских армиях за хорошую военную выучку. Однако преданности им явно не хватало. Попав в плен, шотландцы с легкостью нарушали присягу и переходили на сторону противника. Так, контр-адмирал Патрик Гордон, написавший знаменитый дневник, по которому сегодня изучают быт шотландской общины в Восточной Европе, ухитрился аж два раза сменить шведскую армию на войско Речи Посполитой, а в итоге оказался на службе у русского царя Алексея Михайловича.

Цель наемников, среди которых хватало небогатых шотландских дворян, была простой: разбогатеть и вернуться домой, поэтому они не брезговали грабежом и мародерством. Кому-то удавалось сделать карьеру, а кто-то погибал во время одной из бесконечных войн. На белорусских землях осели лишь немногие наемники.

naemniki.jpg

Наемники грабят деревню. Средневековая гравюра

Иначе обстояло дело с торговцами: законы Речи Посполитой буквально заставляли их приобретать недвижимость в городах и создавать семьи. Потомки этих шотландцев охотно становились подданными Речи Посполитой, чтобы избавиться от финансовых обязательств перед британской короной.

Однако это не означало курс на культурную интеграцию. Наоборот, они образовывали общины по религиозному признаку, самой известной из них была Конвенция шотландского братства в Люблине. Несмотря на все попытки сохранить свою национальную идентичность, белорусские шотландцы постепенно растворились среди коренных жителей. Перепись, проводившаяся в 1620-х среди жителей Пинска, содержит сведения о четырех купцах-«шкотах», которые носили фамилии Олешкович, Литвинович, Шимкович и Охремович. Процесс ассимиляции завершился в XIX веке. Но если однажды на улице или в метро вы увидите человека, который выглядит так, словно сошел со страниц одного из романов Вальтера Скотта, не спешите думать, что перед вами турист.

Shotlandzy.jpg

Читайте также: Як адзін беларус Андору пракарміў


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Самые популярные Самые обсуждаемые