Ru
En Bl

Как команда National Geographic Israel в Беларуси зубров искала

Автор: Отдел информации

Беларусь. Зима в самом разгаре. Холодные укусы снега жалят лицо. Туман смягчает пейзаж голых лесов и полей, ожидающих весеннего посева — так начинается репортаж, который только что вышел в печатной версии журнала National Geographic Israel.

Команда издания: главный редактор Дафна Шломит Раз, фотограф Эдди Джеральд и известный консультант по развитию туризма профессор Йоэль Мансфельд — в феврале этого года по приглашению Национального агентства по туризму и БОО «Отдых в деревне» побывала в Беларуси, которая, по версии National Geographic, в 2018 году была признана лучшей страной для агротуризма. В онлайн-голосовании Беларусь опередила даже такого гранда в этой сфере туризма, как Италия.

БОО «Отдых в деревне» подготовило перевод статьи.

Центр Минска — столицы Беларуси представляет собой любопытный контраст: между широкими проспектами под открытым небом находятся старые кварталы и дома, а перед большими серыми общественными зданиями сверкают неоновые вывески казино.

За Минском пейзажи мелькают быстро. Жилые кварталы на его окраинах сменяются заснеженными полями и просторами. Беларусь занимает больше 200 200 км.кв., почти 40 процентов из которых покрыты лесами. В стране 20 000 рек и 10 000 озер. На этих землях проживает девять миллионов человек.

Тост за деревню!

Через полчаса езды по дороге, ведущей к литовской границе, надпись «Пони Кони» превращается в комплекс деревянных зданий. Александр Столярский приветствует нас широкой улыбкой и безмятежностью, присущей тем, кто может позволить себе заниматься только тем, что любит. А Александр любит лошадей. Пять лет назад он купил ферму и заселил ее лошадьми и пони, а позже оленями, гусями, утками, кроликами и даже вьетнамскими свиньями, которые свободно бродят по территории.

Хозяин ведет нас к столу, полному вкусностей — драники, миски сметаны, колбасы, сыры, салаты и фрукты. Здесь мы впервые узнали о значении слова «прымус», идея которого – очень настойчиво предлагать еду и питье гостям и родственникам. В большие стаканы наливают компот. В маленькие самогон — напиток, который обжигает горло, согревает все внутри и приносит в сердце счастье, особенно когда вы произносите тост и наполняете бокалы снова и снова. Напиток был приготовлен в лесу примерно в 20 километрах от фермы. «Они делают чистый самогон — без химикатов и сахара», — объясняет Александр.

A9R1uucm9s_inek6y_8dk.jpg

Лошади во дворе гостеприимной фермы «Кони Пони»

Этот тур организовала для нас доктор Валерия Клицунова — энергичная и общительная женщина, которая возглавляет ассоциацию сельского туризма в Беларуси. Она — мать агротуризма. «Это не комплимент, а факт», — говорит Александр, поднимая тост в ее честь. Валерия и ее покойный муж Евгений Будинас основали «Дудутки», музей под открытым небом под Минском. «Наша задача состояла в том, чтобы сделать сельский туризм интересным», — говорит она.

«Кони Пони» — одна из ферм, включенных в региональный туристический кластер. В соседней агроусадьбе «Хутар дудара» тоже есть любовь — к музыке. Несмотря на холод, этномузыкант и этнограф Алесь Лось и его партнер Алеся Сивухина, которая также занимается музыкой и руководит молодежным театром, идут к нам навстречу, одетые в традиционную льняную одежду. Мы входим в 100-летний дом, который Алесь отремонтировал своими руками. В его главной комнате стоит старый рояль, а на стенах висят струнные, щипковые и духовые инструменты — коллекция, которой 40 лет. «Я счастлив жить на этой земле и «играть историю», — говорит он и возвращается к объяснению белорусской музыкальной истории, демонстрируя ее на многочисленных инструментах.

A9R1591juz_inek6o_8dk.jpg

Алесь Лось и Алеся Сивохина играют на старинных инструментах

Мед – бесспорно главный мотив «Мира пчел», фермы Аллы Фроловой и ее мужа Василия. С фартуком в полоску, как пчела, она бегает вокруг нас, когда мы, уставшие, садимся за уставленный блюдами стол и пробуем мед. Желтоватый, густой, полностью натуральный. Семья Василия «заключила сделку» с пчелами сотню лет назад. Как и многие местные жители, они собирают мед в ульях. «Производство меда — это довольно тяжелая работа, — говорит Алла с улыбкой. — Об этом гораздо проще рассказывать».

Пара — учителя по профессии. Они проводят для посетителей и групп экскурсии.

Когда солнце зашло, наступила полная темнота. Даже белый снег не виден из окна машины, когда мы едем в ферму «Ганка». Кажется, что вокруг нет людей, пока мы вдруг не въезжаем во двор, где стоит раскрасневшийся человек и приветствует нас, играя на аккордеоне.

Пока мы дрожим от холода, хозяин усадьбы Анатолий Ганец поднимает тост в нашу честь. Анатолий — актер и музыкант. Он никогда не думал, что он и его семья будут принимать гостей, но теперь с удовольствием занимается туризмом. Анатолий один из инициаторов регионального кластера, охватывающего 52 усадьбы. «Все наши друзья сказали, что я сошел с ума, когда я решил переехать сюда из города. А теперь они — художники, музыканты и актеры — все приезжают в гости и даже выступают перед нашими гостями», — говорит Анатолий, прежде чем сесть за рояль, чтобы сыграть нам песню на прощание.

Призраки в лесах и замках

Андрей Рудченко встречает нас в камуфляжной форме. Мы ютимся в его маленьком джипе «Лада», пока он везет нас сквозь Налибоки. Андрей умело маневрирует на скользкой заснеженной дороге, сквозь лужи, которые доходят до середины колеса. Машина зигзагами проезжает по грязи, и, похоже, у нас нет ни единого шанса застрять.

A9R1fbzu5w_inek6q_8dk.jpg

Снежная дорога в Налибокской пуще

У нас есть главная цель: увидеть зубров. Последние зубры выжили в лесах Беларуси и восточной Польши благодаря польским и русским королям, которые запретили охотиться на них, но практически полностью вымерли во времени Первой мировой войны. Немногие оставшиеся особи были собраны и позже использовались для восстановления популяции. Их потомки были успешно возвращены в дикую природу. Андрей подтверждает, что много раз встречался с зубрами. Но несмотря на свои размеры — почти два метра высотой и даже больше, они исчезают прямо на наших глазах, как призраки.

A9R1da757s_inek70_8dk.jpg

Охотовед Андрей Рудченко находится на станции для кормления зубров

Мы проезжаем голые лиственные и вечнозеленые деревья со снегом на ветвях. 

Их стебли плавают в тумане, как будто они без корней. Эта зимняя красота так гипнотизирует, что на мгновение я забыл о поиске неуловимых зубров и места их стоянки.

Я представляю образы смелых партизан, которые нашли убежище в этом лесу.

В лесу под Минском есть еще одна деревня, но дома в ней — печные трубы, посаженные в мерзлую землю, молчаливое напоминание о том, что они были сожжены вместе с жителями. Тяжелая тишина на месте, где находилась Хатынь, каждые 30 секунд прерывается звоном колокола, который является частью необыкновенного памятника в память об ужасах войны.

Галина Левина, дочь Леонида Левина, одного из архитекторов памятника и его преемница, сопровождает нас и рассказывает о работе отца с эмоциями, которые не угасли со временем. Мне трудно описать более пугающее зрелище, чем снежная пустота, но Галина смотрит на лес и рассказывает мне, что это место каждый сезон производит разное впечатление.

Говорят, что призраки также есть в Мирском замке. В недавно открывшемся кафе на главной площади города надеются, что некоторые из туристов, которые посещают знаменитый замок, также будут уделять немало внимания самому городу.

Здания вокруг площади, по всей видимости, недавно были отремонтированы и окрашены. Почта – одно из них. Она расположен в здании, где в прошлом учились студенты иешивы «Мир». Иешива просуществовала более века, до 1939 года, когда, к счастью, многим ее ученикам удалось бежать в Литву, а затем они отправились в Шанхай, Китай. Однако судьба большинства еврейских жителей Мира была другой: их собирали в гетто и в подвалах замка казнили.

Замок, построенный в 15 веке князем Великого княжества Литовского Радзивиллом, объявлен объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО и не очень впечатляет с точки зрения богатейшей европейской архитектуры, но здание, которое было отремонтировано и восстановлено ​​в 19 веке является хорошо сохранившейся исторической жемчужиной. На верхних этажах находится выставка об истории еврейского гетто в городе. Эта двойственность также очевидна в Несвиже — городе с великолепным замком, который также включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Призрак замка известен как Черная Пани, и ходят слухи, что он напугал даже немецких солдат, которые основали свою штаб-квартиру в замке. Вероятно, это всего лишь легенда, но гетто в Несвиже было первым, где восстали против нацистов.

В обоих замках есть гостиницы, но для того, чтобы прочувствовать сельскую жизнь, мы отправляемся на ферму «Верес». Когда Михаил Макей объявил своей молодой жене Ирине, что приобрел несколько десятков гектаров заболоченной земли, и что он намерен бросить колхоз и стать предпринимателем, она плакала всю ночь. С тех пор Ирина является полноправным партнером в его стремлении развиваться.

A9R19rtsk5_inek6u_8dk.jpg

Михаил и Ирина Макей в своем ресторане

Пара основала процветающий бизнес, который включает в себя гостевой дом, механическую мастерскую, небольшую фабрику по производству декоративных колясок и придорожный ресторан. Утром сельхозугодья и замерзшее озеро в его окрестностях покрыты туманом, из которого, подобно причудливым каретам, появляются загадочные статуи и стая пушистых овец.

Традиции, память и видение

Туман исчезает, когда мы направляемся в Мотоль — деревню, где родился президент Хаим Вейцман. До войны Мотоль был в основном населен евреями, и, несмотря на эмиграцию и гетто здесь их вспоминают и даже приписывают им процветание ухоженной деревни. На ступеньках местного музея нас встречает творческая группа, которая сопровождает нас во время экскурсии в синагогу.

A9Rt0gago_inek6s_8dk.jpg

Группа музыкантов на лестнице — музей культуры в деревне Мотоль

Поездка из Мотоля в Брест проходит по равнинам высушенных болот. Историческим центром города, расположенного на польской границе, является его могучая крепость, построенная царем Николаем. Завоевав город, он эвакуировал местных жителей, разрушил дома и заменил их укреплениями длиной до 40 километров. В огромном центре комплекса доминирует большой советский монумент, воздвигнутый в память о погибших в героических битвах, происходивших здесь и в городах Советского Союза, жители которых продемонстрировали исключительную смелость в войне против немцев.

A9R1cghto6_inek72_8dk.jpg

Памятник героизму в Брестской крепости, Брест

На мирных улицах города, которые были в основном разрушены во время войны, сохранилось несколько элегантных европейских домов. Перед кинотеатром на пешеходной улице Советской я встречаю двух мужчин, которые представляются членами еврейской общины, ветеранами войны. Центр города когда-то был еврейским кварталом, а кинотеатр, построенный на месте синагоги, сохранил свою историю. Несколько домов в Еврейском квартале все еще стоят, а незадолго до нашего визита была обнаружена братская могила сотен жителей, расстрелянных во дворах своих домов. В связи с этим все строительные работы были прекращены.

На обратном пути в Минск мы останавливаемся примерно через полтора часа в большой деревне, где фермеры, художники, музыканты и ремесленники объединились, чтобы сохранить свою культуру и наследие и показать его гостям. В старой теплой усадьбе «На Заречной улице», названной в честь культового фильма, мы встречаем резчика по дереву, дизайнера одежды с белорусскими мотивами и хозяйку Аллу Поликарпук. Она проводит мастер-класс по приготовлению традиционных блюд, которые потом мы дегустируем.

Но я все еще хочу увидеть Зубра. Итак, мы направляемся к Беловежской пуще, единственному сохранившемся в Европе лесному массиву, трансграничному парку, охраняемому в Польше и Беларуси.

Мы вынуждены смириться с тем, что наблюдаем за семьей зубров, находящихся в вольерах, поскольку в дикую природу невозможно вернуть ту пару, которая служит ядром для размножения и произведения потомства. «Василий, иди сюда», — говорит гид Светлана, и большой самец, который может пробежать со скоростью 40 миль в час, размеренным шагом приближается к забору. К нему присоединяется его половинка и несколько их потомков, которые красуются в полный рост и силу. Их большие глаза смотрят на нас древним взглядом.

Хотя уже поздно и холодно, мы не отказываемся от посещения отдаленной деревни на окраине леса. Но когда мы добираемся до деревни, находим только опустевшую деревню. Его единственный постоянный житель — Лариса Быцко. Она и ее муж Александр живут и работают в Бресте, но они купили усадьбу, перестроили ее небольшой жилой дом и достроили красивый стеклянный павильон.

A9Rrxisqz_inek6w_8dk.jpg

Лариса Быцко купила усадьбу в заброшенной деревне Стулы

Здесь они проводят представления, рассказывающие о деревне и ее традициях. Сквозь стены павильона просматривается гостевой дом. Светит полная луна, и я замечаю маленькие деревянные ворота, ведущие от усадьбы к лесу. В моем воображении там свободно бродят зубры.

Информация для туристов:

Национальная авиакомпания "Белавиа" выполняет три еженедельных рейса из Тель-Авива. 

Гражданам Израиля не нужно заранее открывать визу в Беларусь, но при въезде в страну пассажиров просят представить документ на английском языке, подтверждающий наличие медицинской страховки на время пребывания.

Статья была подготовлена при содействии Национального агентства по туризму Республики Беларусь, общественного объединения «Отдых в деревне» а также отеля DoubleTree by Hilton Минск Минск.


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
На первом в Беларуси EVENT WORKSHOP встретились продавцы и покупатели праздников

Это знаковое мероприятие состоялось на базе учебно-оздоровительного центра «Форум», что расположен в 10 км от Минска в

Самые популярные Самые обсуждаемые