Ru
En Bl

Леонард Юревич — лесник, который берег Налибокскую пущу для потомков

03.08.2015

В начале июня этого года исполнилось 90 лет со дня рождения Леонарда Робертовича Юревича, ушедшего из жизни четыре года назад. Этот замечательный человек оставил добрую память о себе, всю жизнь оберегая Налибокскую пущу, в которой он родился и жил. Хорошо знали и почитали лесника, егеря, опытного охотника не только земляки. В пуще перебывало много гостей, и все они восхищались сначала статным молодцом, а потом крепким пожилым человеком, который трудился в лесу до преклонного возраста.

— Он ушел на пенсию в 2005 году в день своего 80-летия, — рассказал бывший ведущий инженер-охотовед ГПУ «Республиканский ландшафтный заказник «Налибокский» Василий Шакун (он ушел на пенсию около месяца назад. — Авт.). — Запас прочности у него был значительный, еще мог дать многим молодым коллегам фору, но стеснялся своего возраста и уступал дорогу более молодым и грамотным специалистам. Не много найдется таких людей, трудовой стаж которых насчитывает 58 лет. С 1947 по 1974 год он проработал лесником и в лесхозе, и в колхозе, а затем 31 год был егерем существовавшего раньше Налибокского госохотзаказника и позднее Воложинского лесоохотничьего хозяйства.

Довелось встречаться с ним и мне, когда он еще исполнял обязанности егеря лесоохотничьего хозяйства Воложинского лесхоза и позднее. Фактически он до самой смерти оставался внештатным егерем, сообщая своим коллегам сведения о передвижении зверей и давая им советы, которые не найдешь в книгах.

Например, не понимал старый охотник, как это едва ли не стали заниматься «выращиванием» волков: так сильно оберегая их и отдавая на прокорм диких животных, что практиковалось в заказнике. Да, лосей, оленей, косуль в Налибокской пуще было всегда много, но он, перевидавший и добывший на своем веку много зверей, хорошо знал, как могут волки опустошить целые лесные кварталы.

— На волков надо охотиться постоянно, — не уставал повторять он. — Полностью этого зверя охотники уничтожить не смогут…

От кого, как не от Леонарда Робертовича, лучше которого пущу и ее обитателей вряд ли кто знал, можно было ждать объективного ответа на непростой вопрос о взаимоотношениях волка и человека? Именно старый охотник в течение многих лет «обучал» зверя опасаться людей, уметь таиться от них, в то же время разбойничая едва ли не рядом с домом егеря и выводя потомство в почти недоступных и лучшему следопыту уголках пущи.

— Родился он на хуторе Козлики, в самом сердце Налибокской пущи и всю жизнь безвыездно там прожил, — рассказывает Василий Владимирович. — Рано остался без отца, и весь груз мужской работы лег на его хрупкие сиротские плечи, так как кроме него, в семье больше мужчин не было. Пришлось пережить суровые военные годы, пожары, разруху, голод. Благодаря смекалке, не по возрасту взрослой мудрости и прозорливости, а также настойчивости в достижении поставленных целей удалось выжить и подняться на ноги. На ближайшем хуторе подрастала красавица Тереза Мазолевская, которая души не чаяла в статном польском кавалере. Она и стала его женой. Вскоре семья пополнилась сыновьями — Юрием и Александром. Родители дали им не только высшее образование, но и большую жизненную практику.

Это теперь в пуще прекрасные лесные дороги, к каждому хутору проведен свет, а когда семья Юревичей растила сыновей, все было по-другому. Тогда не было ни машин, ни тракторов, которые расчищали бы дороги зимой, как сейчас. Вот и приходилось егерю частенько приглашать на помощь жену. Не раз случалось так, что, обнаружив волчьи следы недалеко от дома, он растягивал флажки, а единственным его помощником была Тереза Иосифовна. Она потом и в окладе тревожила зверей, потому что самому ему нужно было ждать их с ружьем в руках. И все получалось, хотя никто не сможет подсчитать, насколько много сил и времени приходилось вкладывать в такие трудоемкие охоты.

Умел Леонард Робертович брать волков и на логове. Уже в преклонных годах он вместе с другом выследил и взял волчий выводок. После этого и перевалила его добыча серых хищников за сотню.

Когда он продолжал работать егерем в возрасте около 80 лет, ни одна зимняя охота на волков не проходила без него. С опытным охотником не только советовались охотовед и егеря, он сам обходил стаю, проверял, правильно ли развешивают флажки, становился с ружьем на номер. Не всякий человек и намного моложе справился бы со всем этим, а ему было нипочем.

В молодые годы добывал Леонард Робертович в пуще и рысей. С этим интересным зверем он не только встречался случайно, но нередко прослеживал по следам за его жизнью. Без следопытской науки, которую егерь с молодости освоил досконально, не то что волка не выследишь, но и на кабана нормальной охоты не устроишь. Да и интересное это дело — всего лишь по «ямкам на снегу» разобраться в тайнах ночной жизни леса. Поэтому не пропускал он без внимания ни один след в своих охотничьих владениях.

Пошел как-то и по рысьей тропе. Эта крупная кошка несла добычу, которая слегка волочилась по снегу. Оказалось, поймала лисицу, у которой уже отгрызла голову. Не поленился Леонард Робертович пройти в пяту, чтобы узнать, как же охотился хищник. Лисица обнаружила остатки зайца и грызла косточки, а в это время страшный для нее хищник направлялся к ней. Сначала шел осторожно, но обычным шагом, потом шажки стали совсем маленькими, и, наконец, — несколько огромных решающих прыжков…

В другой раз он увидел волчий переход. Два зверя не спеша направлялись по своим делам. Рысь, видно, услышала их и затаилась, а затем бросилась и не побоялась сильно пугануть превосходящих по численности противников.

Умелый и бесстрашный хищник, рысь отваживается нападать и на крупных животных. Взрослый кабан оставил странный, какой-то двойной след, и это сразу заинтересовало Робертовича. Прошел по нему далеко, до канавы с водой, и только тогда разобрался, что происходило…

— Рысь верхом на нем проехала, может, кровь сосала, но на следе ее не было. А кинула его, когда тот в воду вскочил… Немалый был кабан, а рыси не побоялся… — рассказывал он о таком редком случае.

Леонарду Робертовичу всегда хотелось, чтобы в его родной пуще люди и заботились о зверях, и охотились на них. Он всегда был реальным человеком, смотрел на окружающую его природу, как на источник жизни, когда лес, поля, луга, реки дают людям все необходимое, и богатства их при этом не иссякают. Но для этого люди должны бережно относиться к природным источникам своего благосостояния, как материального, так и духовного. Думать по-другому он не мог, потому что вырос среди людей, которые издревле жили в согласии с природой.

— Он с молодости тянулся к знаниям и получил хорошую учебную подготовку, — рассказывает Василий Владимирович. — Мог читать, писать и свободно разговаривать на польском языке, который здесь раньше являлся основным для католической части населения. Благодаря хорошей памяти и великолепному голосу Леонард любил исполнять народные и другие популярные песни из репертуара своего отца – как польских, так и российских авторов.

Леонарда Робертовича нет в живых, но благодарную память о нем хранят все, кто знал его. У каждого из них остались самые светлые воспоминания об этом мудром и добром человеке, который любил родную пущу и берег ее для потомков.

Александр ПИСКУНОВ
Фото автора и из архива охотника


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Вторая жизнь старинной мельницы

Среди белорусских достопримечательностей, к сожалению, немало обветшалых. Большинство продолжает живописно

Самые популярные Самые обсуждаемые