Ru
En Bl

Николай Михолап: керамист, преподаватель, коллекционер

Автор: Екатерина Мухина
28.04.2017

28 апреля 1886 года в Минске на свет появился Николай Прокопьевич Михолап, талантливый художник-керамист, один из основателей и первый директор Национального художественного музея Беларуси. Имя его сейчас, к сожалению, известно немногим, а потому в день его рождения стоит еще раз вспомнить о его заслугах и немалом вкладе в становление творческой жизни нашей страны.

Происхождение талантливого художника можно назвать абсолютно пролетарским — родителями его были железнодорожный рабочий и горничная, так что к этой стороне его биографии у советской власти, при которой ему предстояло трудиться, вопросов не возникало. Начальными ступенями образования для Николая стали церковно-приходская школа и городское училище.

Талант к рисованию у юноши обнаружился довольно рано, поэтому продолжать обучение он без сомнений отправился в престижное Петербургское училище технического рисования барона Штиглица, куда поступил в 1905 году. Кстати, учреждение это и поныне готовит специалистов, правда, называется теперь Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академией имени А.Л. Штиглица. В разные годы его закончили Матвей Манизер, Анна Остроумова-Лебедева, Кузьма Петров-Водкин и другие талантливые художники. 

академия в Питере где он учился.jpg

Кстати, близким другом Николая во время обучения в Петербурге был Янка Купала, вместе с которым они посещали белорусский кружок студенческой молодежи. Увы, дружба не продлилась долго — в одном из интервью внучка Николая Михолапа намекнула на романтическую историю, превратившую друзей в соперников, однако сам художник никогда ничего по этому поводу не говорил.

Окончив училище и получив подписанный княгиней Оболенской диплом художника, гласивший «прошел специальные классы керамики и офорта… и удостоен звания художника по прикладному искусству со всеми правами, этому званию присвоенными, в котором и утвержден министром торговли и промышленности», Николай Михолап отправился на фронт. Шел декабрь 1915 года, и молодому художнику пришлось рыть траншеи и строить мосты. Впрочем, он ни о чем не жалел, и считал этот опыт весьма полезным в своей дальнейшей деятельности. Кстати, дипломной работой Николая Михолапа стал зубр, сейчас широко растиражированный, а тогда впервые подмеченный начинающим керамистом как символ Беларуси.

Вернувшись к мирной жизни, Николай Прокопьевич начал преподавать — сперва в Минске, затем на Витебщине, заведовал керамической мастерской в Черниговской губернии, а в 1925 году возглавил гончарно-керамическое отделение Витебского художественного техникума и оставался в этой должности пять лет. По сути, Михолап стал первым керамистом Беларуси, причем сделал он для этого искусства больше, чем многие его последователи. Уже довольно известный в промышленных кругах, Николай Прокопьевич был приглашен на должность заведующего керамической лабораторией при Научно-исследовательском институте промышленности в Минске. По словам его родственников, керамика была не только профессией, но и страстью художника — дома у него была оборудована настоящая лаборатория, а формулами по созданию глазурей были исписаны десятки тетрадей.

Неудивительно, что когда в 1937 году была сформирована группа специалистов, занимавшихся подготовкой к созданию первой Государственной картинной галереи, Николай Михолап вошел в нее одним из первых. 

arxiv-staroe zdanie.jpg

Два года он колесил по стране в поисках шедевров, достойных войти в коллекцию, и в 1939 году в Несвижском замке он нашел то, что перевернуло всю его жизнь — коллекцию слуцких поясов, собранную Радзивиллами. Именно Михолап убедил столичную комиссию, что эти пояса достойны представлять страну на первой Декаде белорусского искусства в Москве. Он не ошибся в своих расчетах — пояса были признаны шедевральными и стали гордостью художественного музея, но увы, всего на два года.

Слуцкие пояса.jpg

Летом 1941 года, когда Минск взрывался и горел, Николай Михолап и его заместитель Елена Аладова оказались в поистине безвыходной ситуации. Музейная коллекция, насчитывавшая тысячи предметов искусства, оставалась в городе, и было понятно, что вывезти ее не удастся. В попытках спасти хоть что-то Михолап раздал самые ценные вещи сотрудникам, а сундук с поясами спрятал в одном из дровяных сараев, которые были на тот момент почти в каждом дворе. К огромному сожалению, спасти драгоценную коллекцию не удалось и почти три тысячи предметов бесследно исчезли. Возможно, они были вывезены захватчиками, возможно, уничтожены, но, так или иначе, в этой утрате власти обвинили именно Михолапа и вернуться к должности после окончания войны ему не позволили, заменив его Аладовой. Сам он, узнав о подобном назначении еще в эвакуации, выбор этот одобрил, однако в музей больше не ходил. Уже к окончанию войны обвинения с Николая Прокопьевича были сняты, и он был награжден «Знаком почёта».

stroit_1956.jpg

Не желая возвращаться к музейному делу, Михолап в послевоенные годы возглавил сектор художественной промышленности архитектурного управления при Совмине БССР. Многие города Беларуси были разрушены и их следовало восстанавливать, а то и отстраивать «с ноля». И Николай Прокопьевич применил все свои знания и умения для украшения обновленных городов, придания им уникального облика. 

uUzNKgMCrPs.jpgОсобое внимание он уделял малым архитектурным формам — фасадам домов, фонарным столбам, решеткам, перилам мостов и т.д. Например, на улицах Минска, Витебска и Гомеля на опорной части фонарных столбов изображен орнамент, нарисованный Николаем Михолапом по мотивам слуцких поясов. Кстати, пояса именно с этим рисунком среди уцелевших найти не удалось, так что либо он не сохранился, либо это совмещение сразу нескольких узоров.

Не забывал талантливый художник и о своей основной специальности — разрабатывал новые керамические формы и технологии обработки, создавал вазы с уникальными рисунками. Одна из них, пожалуй, самая популярная, «Бульба» изображена на книге из серии «Знаменитые художники из Беларуси», посвященной Николаю Прокопьевичу.

Впрочем, Михолап успевал не только менять окружающую действительность сам, но и подмечать происходящие перемены. Он был талантливым фотографом и прямо дома, в каморке, оборудовал фотолабораторию. Выставка его работ под названием «Мой XX век» включает более 70 фотографий, на которых запечатлены Минск и другие города Беларуси в панорамах и деталях. Внимание Михолапа привлекали не только огромные здания или широкие проспекты, но и необычные балконы, арки, решетки и другие элементы городской застройки.

Из жизни Николай Михолап ушел в 1979 году в возрасте 93 лет, до последних дней продолжая творить и передавать свои знания ученикам. 


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Витольд Бялыницкий-Бируля: я в долгу перед Беларусью

Работы гениального пейзажиста, непревзойденного мастера лирической живописи хранятся в музеях и частных коллекциях

Статьи
Крылатая мечта Павла Сухого

Известный авиаконструктор, один из основателей советской авиации, лауреат крупнейших государственных премий всю

Статьи
Василь Быков: писатель, воин, депутат

В годовщину смерти вспомним жизненный и творческий путь этого белоруса с большой

Статьи
Картина Казимира Малевича продана в Нью-Йорке за $21,2 миллиона

Картина Казимира Малевича «Супрематическая композиция с полоской в проекции» стала самым дорогим лотом торгов Sotheby's

Еще
Самые популярные Самые обсуждаемые