en | by | de | pl

«Мы точно знаем, что здесь похоронены предки премьер-министра Израиля». Как энтузиасты восстанавливают кладбище в Крево

Автор: Мария Элешевич
Ссылка: Комсомольска Правда в Беларуси

Фотограф Сергей Гапон родился в Крево, потом больше десяти лет прожил в Минске, а в сентябре 2018 года вернулся назад. В это время Крево уже имело статус агрогородка, но Сергей настаивает, что лучше называть “мястэчкам”.

- У меня язык не поворачивается назвать это место агрогородком - место, в центре которого стоит замок, в котором решалась судьба Европы в свое время. В наше время “агро” стало синонимом шаблонности и безвкусицы. А Крево - абсолютно не шаблонно, это синтез культурных и исторических слоев, которые можно увидеть и прочувствовать. Это только “мястэчка” - и именно в белорусском произношении. Скажешь “мястэчка Крэва”, и сразу какая-то сила, объем.

Монтаж фотовыставки у стен Кревского замка Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

Меньше чем два года назад Сергей начал восстанавливать местное кладбище, организовал фотовыставку у Кревского замка, планирует организовать фестиваль с мастер-классами и выступлениями музыкантов. В замке хочет создать филиал творческого вуза, а залы адаптировать под мастерские, чтобы музыканты и художники создавали здесь - атмосфера способствует. Реально ли это? Cергей отвечает: «Вполне». И мы говорим не о планах, а о том, что уже сделано.

Выставка у стен Кревского замка Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

«Кладбище было в кустах, заросшее, невозможно было подойти к камням»

- СМИ написали, что в Крево похоронены предки премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху...

- Саму могилу мы еще не нашли, но на пути к этому. Мы точно знаем, что в Крево на еврейском кладбище похоронены прапрабабушка Нетаньяху - Песия и прапрадедушка - Хаим. Они умерли в конце XIX века. Кстати, их родная фамилия - Милейковские. Я не сказал бы, что мы пытаемся найти только эти могилы, скорее ставим задачу восстановить еврейское кладбище и понять, кто жил в Крево. Может быть, это будут еще более известные люди.

- Ты общался с родственниками Нетаньяху?

- Да, мы беседовали о Крево с родным братом израильского премьера писателем и врачом Идо Нетаньяху в прямом эфире израильского ТВ. Он признался, что в их семье ничего не знали о судьбе родных. Была информация только о дедушке, который тоже родился и жил в Крево. Несмотря на то, что они сионисты (это значит, что где бы ни родились, их родина - Израиль), ему было бы очень интересно побывать на родине предков.

Сергей Гапон общается с родным братом израильского премьера писателем и врачом Идо Нетаньяху в прямом эфире израильского ТВ. Кадр из видео

- Чем еврейское кладбище отличается от белорусского?

- В славянской традиции на памятнике написано имя, фамилия, годы жизни и память от родных, а у евреев можно увидеть целую краткую биографическую справку: кто этот человек, чем он в жизни занимался, кто его сыновья, сколько дочерей... Это увеличивает интерес: расшифровав тексты на камнях, мы получаем представление о том, кто жил в Крево и как сложилась судьба человека. Когда мы расшифруем все тексты, планируем создать электронный каталог для поиска родственников.

Такой символ нередко можно встретить на еврейских могилах. Две ладони - это символ благословения. Этим знаком отмечали могилы, где похоронены кохены - это первосвященники Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

- А к тебе обращаются родственники похороненных в Крево?

- Мы в ноябре прошлого года проводили талаку - первый этап по очистке кладбища. После этого писали многие. Были, например, две семьи из США. Одни приезжали в Крево в 2014-м, другие в 2016 году. И вот присылают мне фотографии кладбища тех лет и спрашивают: «Сергей, может быть, вы нашли могилу наших родственников?» Интересно, что еще в сентябре 2019 года кладбище выглядело точно так же…

- А как?

- Были могил десять, за которыми ухаживали. Все остальное - в кустах, заросшее, не было возможности подойти к камням, местами какие-то стихийные свалки мусора. В ноябре мы очистили третью часть, сейчас даже солнце проглядывает. Кстати, насчет солнца, скажу как фотограф: лучший свет в Крево на кладбище. Это подтолкнуло меня к мысли, что евреи не только абы-где не селились, но абы-где и не хоронились. Сейчас мы уже открыли доступ к камням и можно сидеть со скребком, чистить мох и переводить текст. На камнях более ранних захоронений, конечно, все потерто, но хотя бы фрагментарно информацию можно получить.

Талака, осень 2019 Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

«В Крево нет общественного туалета. И туристы, сами того не зная, шли на кладбище»

- Откуда вообще интерес к еврейскому кладбищу?

- После талаки мне стали писать много людей, и каждый второй задавал вопрос: а почему вы это делаете? У вас еврейские корни? Может, эти работы на кладбище и откроют новую семейную страницу, о которой я не знаю… Но ответ на вопрос, почему я этим занимаюсь: просто люблю Крево. Ну и кладбище находится фактически у меня во дворе. Благоустройство личной территории - это святое (улыбается).

На еврейском кладбище на могильных камнях можно прочитать краткую биографическую справку об умершем человеке Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

Как-то прошлым летом ради интереса ходил за несколькими туристическими группами, чтобы послушать что рассказывают туристам о Крево. Увидел шокирующую картину. В туристическом месте в Крево нет общественного туалета. Люди идут на Юрьеву гору, а физиологические потребности остаются с ними. Туристы видят пустырь и, сами того не зная, поливают могилы. Мне не хотелось бы, чтобы так приходили на мою могилу. Но я их понимаю: они не знают, что там кладбище, для них это просто кусты, заросли. В моей голове это несовместимые понятия: место памяти и туалет, мусорка.

...Для меня это просто место памяти. Если бы это было татарское, католическое или православное, это никак бы не повлияло на мое решение.

Прошлой осенью кладбище в Крево получилось очистить приблизительно на треть. Теперь есть доступ к камням, можно переводить тексты Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

Талака, осень 2019 Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

В Крево, говорит Сергей, не осталось евреев - живых носителей культуры. Поэтому и кладбище утратило свою ритуальную функцию. Фотограф решил создать парковую зону.

- Конечно, не Диснейленд с какими-то забавками... Кладбище останется местом памяти, куда могут прийти люди. Даже если никто из близких там не похоронен.

В еврейской культуре очень богатая графическая символика - ее можно встретить на камнях. Мы знаем наиболее поздний и распространенный символ - звезду Давида. Но есть много не таких известных символов. Например, три зайца, бегущие по кругу символизируют пугливого богобоязненного человека и быстротечность времени. Или две ладони - это символ благословения. Этим знаком отмечали могилы, где похоронены кохены - это первосвященники. Сломленное дерево значит, что похоронен человек,на котором закончился род, у него не осталось детей. Можно встретить символ льва, аиста, левиафана, меноры… Ряд очень богатый и интересный. Это и подтолкнуло меня на идею, что можно сделать с кладбищем.

На снимке художник-скульптор Василий Тимашов. Четыре каменных столба, остатки «чистилища». Здесь будет инсталляция «Лестница в небо». Появятся полированные ступеньки - в них будут отражаться облака Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

...Там невероятно умиротворенная атмосфера: можно подумать о памяти, о своих корнях,связи с родиной и через арт-инсталляции получить информацию.

- Что за арт-инсталляции?

- Как раз те 3D-образы, которые можно встретить на камнях. Например, будет инсталляция «Руки» - металлический каркас, наполненный камнями. У евреев есть традиция «прыкладзіны» - на кладбище вместо цветов несут камни. Считается, что на камнях отдыхает душа умерших. И у всех посетителей будет возможность наполнить эту скульптуру камнями.

- Не говорят ли, что инсталляции - это богохульство и «это же кладбище»?

- Я допускал, что такое может быть, проконсультировался по этому вопросу с религиозными евреями. Обсуждали, насколько это будет уместно, и с кревскими выходцами в Израиле. Они говорят, что в Израиле кладбище - это не место страха, а место светлых мыслей, памяти и уважения.

За 15 км от меня живет белорусский фотограф Денис Романюк, его жена Аста - литовка. Они как-то приехали в гости, и я им рассказывал о своих идеях . Денис сразу говорит: нет, ты что, это же кладбище. А Аста, наоборот, поддержала идею. У европейцев к этому совершенно другое отношение: кладбище не равно страх. Это место памяти, где можно погулять, вспомнить предков, подумать.

«За год родились 8 человек, а отток - 80-90»

Когда Сергей вернулся в Крево, поначалу было «паломничество тех, кто хочет посмотреть на нового соседа».

- Вопрос номер один был: “Ці жанаты?”. Нет, говорю. Но тут же гора Юрьева, много туристов. Вот буду ждать: какая-нибудь туристка и скатится ко мне во двор. Местные со знанием дела говорят: “Не, з гары не бяры. Бяры дзяўчыну з патрэсканымі пяткамі! Бо працавітая”. Весной те же люди приходили посмотреть, “ці пасадзіў агарод”.

Инсталляция с арт-пикника, который прошел в Крево в прошлом августе. В окнах - фотографии старого Крево Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

В Крево сейчас живут человек 500.

- По цифрам из сельсовета за 2018 год, зарегистрированы 1800 (кто-то может быть зарегистрирован, но не жить здесь). За год родились 8 человек, а отток - 80-90 человек - около 20-30 уезжает, а 60 умирает. С такой динамикой через 20 лет никого не останется.

Окна как символ опустевших деревенских домов Фото: СЕРГЕЙ ГАПОН

Я наблюдаю, что по форме Крево остается той же деревней, но меняется по содержанию. Да, кто-то уезжает, кто-то умирает, но приезжают люди, которые хотят не только посадить “бульбу і цыбульку”, а видят в этой земле почву для реализации творческих инициатив. В прошлом году переехали семьи из Минска, из Молодечно - режиссеры, флористы. Вместе со мной это уже четыре семьи, которые не разбивают здесь огород, а переехали по-новому работать с пространством.

Сергей - фотограф. Он и сам снимает Крево, и хочет воссоздать картину по старым снимкам.

- Люди, у которых хранятся фотографии, сейчас уже в преклонном возрасте. Еще лет 10-15 - и не у кого будет спросить, взять снимки отсканировать. Некоторые достают альбомы чуть ли не из печки. Многие и понятия не имеют, что у них хранится, а там уникальные фотографии, на которых можно увидеть Крево, которого сейчас нет!

Немцы рядом с домами евреев в центре Крево, июль 1941. Из коллекции Сергея Гапона

Одна бабушка очень настойчиво просила вернуть фотографии, когда отсканирую. Я и не препятствовал, но мне очень понравилась ее аргументация. Она сказала, что на этих фотографиях ее родные: «Бывает, ночью плохо сплю. Тогда достаю фотографии и разговариваю с ними. А если ты сейчас заберешь и не отдашь, то мне будет не с кем поговорить».


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Самые популярные Самые обсуждаемые