pl | de | by | en

Потомки туров осваивают Полесье

Автор: Евгений Жданович
Фото: Сергея Плыткевича

Туроподобный скот породы Хека, завезенный на пойменные луга урочища Погост в заказнике «Средняя Припять», позволит испытать метод восстановления уникального природного биоразнообразия пойменных лугов Припяти.

Животных привезли под Туров из латвийского национального парка «Кемери» еще осенью прошлого года. После процедур таможенного контроля, ветеринарных проверок и длительного карантина 15 особей туроподобного скота выпустили в дикую природу, где на площади в 200 гектаров животные будут жить на вольном выпасе.

Инициатива по ревайлдингу (восстановление характерной для региона экосистемы) осуществляется в рамках проекта «Ветландс», финансируемого Глобальным экологическим фондом и реализуемого ПРООН в партнерстве с Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси. Один из ключевых партнеров проекта – местное хозяйство ОАО «Туровщина».

 «Возвращение туров на Туровщину по проекту «Ветландс» – один из практических шагов, которые Беларусь делает сегодня на национальном и региональном уровнях для сохранения экосистем и дикой природы. Это пример трансформационного решения с использованием новейших технологий и традиционных знаний. Сегодня Беларусь уделяет значительное внимание и ставит в приоритет охрану и восстановление природных ресурсов, что и впредь будет отражено в пятилетних программах и стратегиях. Страной достигнут ряд значительных успехов в устойчивом управлении лесными и водно-болотными системами, включая достижения в области законодательства по охране и использованию болот и повторного заболачивания», – прокомментировала Александра Соловьева, постоянный представитель ПРООН в Беларуси.

Для чего?

«Последние годы в деревнях становится меньше людей, становится меньше домашнего скота – в результате мы получаем зарастание пойм рек, мы теряем биоразнообразие. Реализация таких проектов дает возможность восстановить и сохранить экосистемы, которые всю жизнь здесь присутствовали. Сегодня около 500 тысяч гектаров белорусской земли выведены из хозяйственного оборота, их необходимо восстановить. Надеюсь, это проект покажет эффективность одного из методов восстановления. Добавлю, что кроме возвращения туров, мы с международной помощью закупили спецтехнику для ликвидации кустарников, которая поможет сохранить пойменные луга», – отмечает заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Корбут.

По словам руководителя проекта ПРООН-ГЭФ «Ветландс» Алексея Артюшевского, уже существует большая заинтересованность в реинтродукции туроподобного скота «на других территориях Беларуси, в частности, и на наших проектных территориях». «Одна из привлекающих черт – минимальные затраты на их содержание. Подкормка нужна только в случае суровой зимы, а так – на полувольном выпасе. Говорить о прямой выгоде хозяйству пока не приходится, пока только относительно небольшие материальные затраты. Но, думаю, внимание туристов туры привлекут со временем. Средство управление ландшафтами и точка привлечения туристов – пока две цели», – сказал корреспонденту Planetabelarys.by Алексей Артюшевский.

«В Беларуси не осталось грейзеров, – отмечает Александр Козорез, начальник отдела охотничьего хозяйства Министерство лесного хозяйства. – Крупные травоядные у нас есть: зубр, олень, лось, косуля. Но практические исчезла такая группа как грейзеры – пастбищные виды. Именно они питаются высокой травой, именно эта экологическая группа приспособлена употреблять траву, богатую клетчаткой, которую плохо перерабатывают другие. Те же лоси, допустим, траву практические не едят, питаются побегами, богатыми белком. В естественной природе эта группа исчезла около 500 лет назад, но оставалась в домашних хозяйствах, благодаря традиционному землепользованию они еще «работали» на этих территориях. Сейчас, когда жители деревень перестали держать домашний скот, а крупные хозяйства интенсифицировались и перешли на стойловое содержание стад, зарастание лугов стало серьезной проблемой».

Кроме того, техника против зарастания «делает площади монотонными, а грейзеры делают местообитание мозаичным: там куртинку оставили, там быки яму вырыли, а это увеличивает возможности для обитания других видов – насекомых, птиц и т. д.».

Это тур или …?

Звучит красиво: туры вернулись в Беларусь. Но название «тур» используется, скорее, для удобства, правильно – туроподобный скот. «Мы не вселяем новый вид, генетически – это на 99,9% обычная корова. Она выведена обратным скрещиванием из домашнего скота различных пород, точно так, как тур в свое время стал прародителем пород домашних коров. Всю эту селекционную работу повернули назад в 30-х годах прошлого века братья Хек в Германии. Это дикоживущая домашняя корова, так можно сказать», – пояснил Алексей Артюшевский.

«Тур утрачен, он вымер. В 30-е годы в Германии один из лидеров национал-социалистов Герман Геринг, заядлый охотник, стал популяризовать идею возвращения истинным арийцам объектов охоты древних германцев. Под патронажем Геринга тура стали восстанавливать именно как животное для охоты, при этом как очень агрессивное животное – в селекции участвовали испанские боевые быки. Эти туры создавали проблемы для людей – есть сведения о нападениях в окрестностях одного из охотничьих имений Геринга. Часть быков породы Хек привезли даже в Беловежскую пущу в 1943 году, после войны они пошли в пищу местных жителей. Ну а большая часть поголовья погибла во время штурма Берлина – они содержались в зоопарке. Сегодня от быка породы Хек большинство селекционеров отказывается – слишком агрессивны. Используется больше генетика, нежели только селекция, как у братьев Хек, таким образом исключаются нежелательные элементы», – рассказал Александр Козорез.

А не опасны ли для людей потомки древних туров?

«У них нет проявления агрессивности к людям, несмотря на их внушительные рога и вес быка, например, под тонну, – говорит Алексей Артюшевский. – Многолетний опыт голландцев, которые и стали пионерами ревайлдинга в Европе, показывает, что опасаться не стоит. У них экотропа проходит прямо через участок, где обитает довольно большая группа туроподобного скота – на велосипедах люди ездят, с собакам гуляют. Я спрашивал об инцидентах, говорят, что если животное замечено в агрессивных проявлениях, то его, конечно, устраняют из селективного процесса. Сохранение человека ставится выше, чем сохранение биоразнообразия. Случаев явной агрессии не было».

По словам Александра Козореза, европейские ученые убирают агрессивность у этого вида: «В Европе не могут себе позволить полувольный выпас агрессивной породы – большая плотность населения, мало безлюдных мест». «Вот поэтому и правильно: туроподобный скот ведь во всех летописях тур – это крайне агрессивное животное, которое может напасть безо всякого предупреждения и размышлений. А у этой породы такого нет. Надо признать, что ряд экологов считает это неправильным. Но ведь надо учитывать современные реалии».

Но: «у них есть страх перед человеком, но осталась враждебность к хищникам, безропотно на смерть не пойдут, как это было бы в случае нападения волков на домашних коров».

«Можно говорить о естественном воздействии хищников. Съесть здорового тура волки не могут, туроподобный скот – это высокоорганизованные социальные животные, которые при нападении четко выстраивают оборону. Но создать так называемые зоны страха волкам по силам. Туры просто обходят «участки страха», оставляя нетронутыми уголки пастбища, что опять же только на пользу биоразнообразию», – подчеркивает Александр Козорез.

Летом тур, будем все же называть его так, съедает ежедневно 40-50 кг корма, зимой – в два раза меньше. Естественная плотность – 1-2 гектара на одно животное, в условиях богатых пойменных лугов, как в белорусском случае, один гектар на одно животное в течение беспроблемной жизни в течение года.


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Самые популярные Самые обсуждаемые