pl | de | by | en

Столетние усадьбы Беларуси: что не сгорит, то сгниет

Автор: Дмитрий Дрозд
Фото: автора
Ссылка: Салідарнасць

Ясно, что на фото ниже не Собор Парижской Богоматери, пожар которого транслировался в прямом эфире многих телеканалов и впечатлил весь христианский мир.

Это обожженные развалины построенной в 1812 году, когда наши земли стали полем битвы французско-российской войны, усадьбы Цюндзевицких в Кищиной Слободе в Борисовском районе. Нынешний вид этого свидетеля событий более чем 200-летней давности, — символ современного положения в охране историко-культурного наследия в Беларуси.

История упадка усадьбы Кищина Слобода, а также борьбы небезразличных людей за ее спасение и сохранение, в этом году может отметить свое десятилетие. В 2009-м в газете «Гоман Барысаўшчыны» вышла статья историка Витольда Ханецкого, который обращал внимание на тревожное состояние старинной усадьбы. В материале есть фото, на котором мы можем увидеть, что тогда дом находился в совершенно приличном виде, и ему требовался только косметический ремонт.

Но местным властям памятник оказался не нужен. Что с усадьбой стало сегодня, мы уже видели выше.

Немного истории

Фамильное гнездо рода Цюндзевицких герба «Рудница» под соответствующим названием — Цюндзи находилось недалеко от Вильни. Но уже с середины XVIII века одному из представителей этого рода — скарбнику Виленского воеводства Павлу Цюндзевицкому — удалось зацепиться за собственность в Минском воеводстве Великого Княжества Литовского.

За кредит большой суммы денег он получил в залог имение Нач (на современное измерение около 6000 гектаров), которое должник и даже его потомки так и не смогли выкупить в течение тридцати лет. В 1782 году Кищина Слобода стала собственностью Цюндзевицких. С этого дня и до большевистского переворота 1917 года этим имением владели представители этого рода.

Очень быстро Цюндзевицкие породнились с местными влиятельными фамилиями, такими как Тышкевичи и Прушинские.

Конечно, Цюндзевицкие — род не королевских кровей, не Радзивиллы, не Сапеги. Рядовой, хотя и не бедный, не застенковый. Их владения на стыке нынешних Минской и Витебской губерний были довольно обширными.

В 1876 году Кищина Слобода с 788 десятинами земли принадлежала Виктору Осиповичу Цюндзевицкому. По соседству жили Емилий Мельхиорович в имении Вильяново (1852 десятин земли) и Лев Осипович — Блонь (774 дес.) Цюндзевицкие. После брака с представительницей рода Кукевичей к Цюндзевицким перешло и большое имение Кричин, насчитывающее более 3500 десятин.

В соседнем Оршанском уезде Витебской губернии находилось имение Голошево с 1348 десятинами, которым владел Михал Александрович Цюндзевицкий, превративший это имение в образцовое хозяйство.

Усадебный дом в Голошево

Теперь еще не превратившийся в руины или пепелище усадебный дом в Голошево (при советской власти был школой) с неплохо сохранившимися хозяйственными постройками тоже начал свой путь в небытие.

Совсем недавно «Беларускае добраахвотнае таварыства аховы помнікаў гісторыі і культуры», чтобы спасти его, подало заявку на придание этой усадьбе статуса историко-культурной ценности.

Остались единицы

Да, Кищина Слобода (как и Голошево) не дворец. Не замок. Рядовая усадьба, каких когда-то были тысячи на территории Беларуси. Тысячи.

Добротные «панские» дома еще долго служили новой советской власти, которая отправила старых хозяев в лучшем для них случае в изгнание, в худшем, в расстрельную яму или концлагерь в Сибири. В этих усадьбах были школы, клубы, больницы, почты, сельсоветы, что продлило их жизнь на десятилетия.

Когда же здания потребовали капитального ремонта, то чаще всего их просто оставляли на произвол судьбы: гораздо проще было построить новый дом, чем отремонтировать старинный. Дома охотно разбирались на материалы местными жителями. Во время войны усадьбы в первую очередь палили партизаны, поскольку в этих хороших домах, как правило, останавливались немецкие гарнизоны.

Теперь таких усадеб уже не тысячи. На востоке Беларуси уже десятки. Хорошо если в каждом районе мы сможем найти хоть одну такую усадьбу, да чтобы еще и была цела.

Еще реже сохранились целые хозяйственные комплексы. От большинства же построек тяжело найти даже фундаменты. Сколько раз даже карты не помогали найти хоть какой-то след от некогда богатых каменных домов, так как сами усадьбы были разрушены, а их следы запаханы под колхозные поля.

Кое-где только столетние деревья выдают, что когда здесь была жизнь и  благополучная усадьба, где жизнь била ключом.

Литовская хозяйка и герой восстания

Такая печальная судьба у расположенной недалеко от Кищиной Слободы усадьбы Цюнздевицких Вильяново. А между прочим, это родной дом известнейшей в свое время писательницы Анны из Прушинских Цюндзевицкой, автора бестселлера своего времени «Литовская госпожа» (полное название: «Хозяйка Литовская, или Наука о содержании в хорошем состоянии дома и обеспечении его всяческими снадобьями и запасами кухонными, и аптечными, и хозяйственными, а также о выращивании и содержании скота, птицы и других животных в соответствии со способами, наиболее испытанными и проверенными опытом и к тому же самыми дешевыми и простыми»).

В вышедшей в 1848 году книге собраны лучшие рецепты белорусской кухни и советы по уходу за домом того времени. Книга выдержала несколько изданий.

Это все, что осталось от усадьбы Вильяново – дома автора бестселлера «Литовская хозяйка» Анны и участника восстания Калиновского Михала Цюндзевицких

Анна Цюндзевицкая родилась в 1803 году в Королищевичах под Минском во влиятельной семье Прушинских. Стала женой предводителя дворянства (маршалка) Борисовского уезда Юзефа Ильича Цюндзевицкого.

Их сын Михал, прапорщик 8-й артиллерийской бригады,  во время восстания Калиновского по приговору военного суда был публично казнен в Минске 21 мая 1863 года. Его могила в Минске стала местом паломничества, и тогда российские власти выкопали тело и перезахоронили в неизвестном месте.

Сохранить то, что осталось

Конечно, ситуация в той части Беларуси, что раньше попала в БССР, куда хуже, чем в западной части нашей страны. Там «панские» усадьбы сохранялись как «фамильные гнезда», заботливо ремонтировались, функционировали — то есть жили еще двадцать лет после 1917 года.

Немногочисленные оставшиеся на востоке Беларуси усадьбы заброшены, разваливаются, растаскиваются местными жителями. Или, как это произошло в Кищиной Слободе, сгорают от непонятных причин.

Говорят, что сожгли дети. Виновные не найдены. От усадьбы остался фундамент с капитальными подвалами 1812 года: их сжечь невозможно. Но оставшись без крыши и стен, даже подвалы подвергаются разрушению из-за влажности.

Кроме руин усадьбы в Кищиной Слободе пока сохранилась католическая каплица, построенная в 1811 году. С 1930 года в ней размещался овощной склад. Уже в 50-х она была совершенно перестроена, и до недавнего времени в ней находилась аптека.

Рядом сохранилось несколько могильных камней бывших хозяев усадьбы (остальные могилы Цюндзевицких находятся на кладбище в д. Староселье, где тоже сохранились развалины каплицы). Соседний жилой двухэтажный каменный дом тоже построен на фундаменте 1812 года и находится в частной собственности.

Каплица 1811 года. При большевиках — овощной склад и аптека

Сейчас «Беларускае добраахвотнае таварыства аховы помнікаў гісторыі і культуры» делает попытку добиться от властей придания остаткам усадьбы Кищина Слобода статуса историко-культурной ценности Республики Беларусь. Заседание пройдет как раз 3 июня.

Никому не нужны

Прогнозы неутешительные. Положение вещей сейчас таково, что местным властям выгоднее уничтожить все подобные объекты, чем получить такой памятник на свой баланс. И именно местные власти, от которых зависит принятие решения, становятся главной помехой в придании памятникам статуса историко-культурной ценности.

Ведь сохранение, ремонт, а тем более, воссоздание из руин в соответствии со всеми требованиями, требует много средств. Которые, скорее всего, придется искать в местном бюджете.

Пока единственным решением остается продажа подобных памятников в частные руки. Правда, инвесторы не спешат выбрасывать деньги. Подобные инвестиции в культуру и историю не приносят больших и, тем более, быстрых денег, а рассчитаны на десятилетия.

Здесь круг замыкается. Вся надежда по-прежнему на государство, которое должно сохранять и приумножать наши национальные исторические и культурные сокровища. Но у него пока совсем заботы — не до усадеб. Поэтому, к глубокому сожалению, не нужно быть пророком, чтобы утверждать: что не сгорит, то сгниет. И наоборот.


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Пад Мінскам імкліва разбураецца сядзіба Хмараў

Што ўжо казаць, зіма падарыла нам мікраскапічную колькасць

Статьи
Віктар Марціновіч: Чым заняцца летам у Беларусі?

Прыйшоў чэрвень, а значыць можна чакаць турыстаў — бо ў снежні ў

Самые популярные Самые обсуждаемые