Ru
En Bl

Как сделать городскую среду лояльной? Рассказывают архитекторы

Автор: Любовь Гаврилюк
25.10.2018

Две недавние встречи с архитекторами собрали полные аудитории, вызвали вопросы к авторам и обсуждения в кулуарах. Одна из них – в рамках Минского урбанистического форума – была поддержана Институтом Гете. А вторая – презентация книги о Минске на английском языке – и вовсе вызвала ажиотажный спрос.

Кажется, что просто, на самом деле – удобно

Немецкий архитектор Кристофер Шмидт (Институт прикладной урбанистики) провел в Минске серию воркшопов. И на лекции сосредоточился на современных подходах к проектированию, с учетом того обстоятельства, что города уже имеют определенную инженерную инфраструктуру, историю, трафик и дефицит площадей, а застройка их сложилась.

2.jpg

Берлин. Таким садиком во внутреннем дворе обустроен KW — Институт современного искусства

Каковы же эти принципы? Прежде всего, архитектор не прячет конфликт (те моменты, которые не устраивают клиентов, и те, что видит сам), а выявляет его для дальнейших переговоров и решений. В качестве примера эксперт привел изменение сложных входов в публичные пространства на более открытые, без лишних поворотов, замену «глухих» дверей на прозрачные и большего размера. Максимальная доступность и даже щедрость, по выражению Шмидта, привлекает людей в помещение.

Еще один пример для небольшого проекта оказался вполне узнаваем: галерейное пространство было совмещено с офисным, где кофе/пиво соседствовали с общим столом. Авторы объединили помещение, поскольку выставки, лекции и работа сотрудников не проходили здесь полный день. В итоге, за одним столом можно было работать, общаться, и все это не мешало просмотру работ по периметру зала. Всю площадь галереи сделали светлой, открытой для взаимодействия, с более рациональным использованием.

Функциональность остается центральным требованием, на которое и заказчики, и архитекторы нанизывают все остальные. Но реализована эта функциональность в самых простых формах. Фишка архитектора – деревянная решетчатая перегородка, которая может быть оптимальным решением для многих задач: с ее помощью закрывают коммуникации, организуют рабочие поверхности, демонстрацию артефактов или хранение документов. Прочность этой конструкции дает возможность для самых разных активностей.

— Как правило, сейчас у всех скромные бюджеты. Люди считают каждый евро, – говорит Шмидт. – Поэтому мы всегда спрашиваем: что на вашем месте неудобно, что мешает? Часто просят перенести или разобрать лишние стены, что-то подремонтировать, поменять оборудование и технологии. Опираемся только на непосредственные нужды людей.

В числе крупных заказчиков Шмидта есть и большие организации в Мюнхене, Граце (Австрия), Нью-Йорке. Там возможны и «радикальные компромиссы», когда часть помещения выносилась на улицу или вообще в другой район по экономическим или административным причинам. Даже у относительно новых зданий есть вещи, которые нельзя менять: тогда архитектор «открывает все» или, наоборот, очерчивает в центре помещения круг. В прямом смысле: это ограждение круглой формы, и всегда есть желающие внутри этого круга расположиться. Видимость автономии востребована. В части проектов радикальность не требовалась, и в ход шли универсальные вещи, которые можно использовать под разные задачи. В этих случаях потребитель считывает тот самый минимализм, который оптимален и узнается в любой стране мира.

Архитектор не обошел вниманием и тему заимствований, назвав ее «перечитывая заново», с критической интерпретацией событий в искусстве, дизайне, архитектуре. Таким в его практике был проект для книжного магазина, где опора на визуальные впечатления покупателей, отсылки и цитаты были очень уместны.

3.jpg

Берлин. Выставочное пространство с фрагментами конструкции старого здания

… Лично для меня, и думаю, для многих слушателей, лекция Кристофера Шмидта стала подсказкой: ведь мы часто видим минималистичные, лофтовые пространства, где кажущаяся простота вводит в заблуждение. Почему это «белый куб», почему цех? А за границей открытой публичной площадкой может быть и бывший вокзал, и старая электростанция. Понимая, что думает архитектор, обустраивая такое здание, можно лучше в нем ориентироваться.

Что такое «строительная группа»?

Под ничем не примечательным названием скрывается практика работы горожан с муниципальными властями, строителями и другими организациями, которые участвуют в перестройке жилых районов. Этой практикой Шмидт гордится и считает ее самой новой и перспективной тенденцией. Понятна ее социальная составляющая – это целый комплекс вопросов, основанный на заинтересованности жильцов. Но как это реально работает?

Архитектор подробно разобрал пример в Гамбурге, с так называемыми «домами Esso». Это международная нефтяная компания, владеющая в городе небольшим жилым комплексом. История непростая, с продажами, протестами жильцов, сносом. По-своему интересен сам район: рядом порт, где исторически сложились развлечения «для взрослых». Около двух тысяч человек в 2014 году протестовали против сноса пятиэтажных домов, признанных ветхими. Но и после сноса, не договорившись с владельцами, руководство района не оставило идею сохранить квартал, провело конкурс и заказало проект новой застройки. Как и раньше, с жилыми домами. На волне всех этих событий образовалось PlanBude – движение, объединившее жильцов, архитекторов и самых разных экспертов, поскольку задачи у него сложные. В качестве плана взаимодействия был сформулирован «Кодекс».

Уникальность дальнейших событий Шмидт видит в том, что PlanBude и государство не с первой попытки, но заставили инвестора услышать жильцов. Многие из них вернулись сюда, владельцы бывших клубов и ресторанов получили те же права, что и жильцы и тоже смогли вернуться. На сегодняшний день в комплексе 12 зданий, есть социальное жилье, театр и кинотеатр, льготные цены на развлечения для жителей. У резидентов, кстати, есть общее право на использование крыш. В общем, модель государственно-частного партнерства, в которое вовлечены архитекторы, сделала этот проект беспрецедентным. А PlanBude все это время действовал активно и не бездействует сейчас – проблемы есть, нужно искать решения.

Еще несколько принципиальных деталей о строительных группах: если речь идет о новом жилье, и дом – обычная бетонная конструкция, архитекторы обсуждают будущую квартиру со всей семьей, в полном составе. Каждый член семьи обдумывает, нужна ли ему отдельная комната и какая, как будет комфортно перемещаться по квартире, где удобен балкон и т.д. В итоге получилось то, что архитектор назвал свободной структурой, то есть по планировке квартиры не повторяли друг друга.

В этом доме (Берлин) было 20 квартир, общая фасадная линия и определенный шаблон (сантехника, коммуникации). Внутренние помещения обсуждались не один раз и очень подробно, с рисунками, макетами из кубиков и их демонстрацией. Групповые вопросы решались сообща (опросы о подъездах и этажах), отделку и «как обживать» квартиру семья планировала сама.

Оба подхода Шмидт считает достижениями, своими лучшими профессиональными результатами.

Дмитрий Задорин: Дух Минска преследует меня повсюду

«Архитектурный гид по Минску» Дмитрий Задорин называет своим личным чудом. Писал книгу больше трех лет, собрал массу документов (и подробно перечислил на презентации библиотеки и архивы, где и что находится), ради этого вернулся в Минск после Нидерландов и Москвы. Интересно, что немецкого издателя Филиппа Мойзера Дмитрий встретил в Вене, и общее настроение было такое: «А давай напишем книгу против типового домостроения. И давай напишем книгу про Минск».

4.jpg

Дмитрий Задорин

Издательство DOM Рublishers специализируется на путеводителях, и в тот момент страны Восточной Европы были ему интересны. На минской теме сошлось все: воспоминания о городе детства, откуда Дмитрий уехал в 14 лет, знания, полученные в Университете Delft, опыт, профессиональные увлечения. В результате мы получили – внимание! – книгу белорусского автора о белорусской столице на английском языке, изданную в Германии. Да, она для иностранцев, и да, она в большом количестве заказана для читателей в Беларуси. У нас уже есть покупатель, который выбирает английский текст.

Конечно, типовое домостроение было только начальным импульсом. По стандарту издательства общий принцип гида должен быть географическим, а объектов в нем – 200. Дмитрий пошел по этому пути, но в собственной манере: его «семь лиц» это здания, площади (5), парки (7), военные монументы, типовое домостроение, станции метро. «Лица» представляют собой культурные пласты, каждый – своего рода срез времени, значимый для города, зависимый от экономических планов, встроенный в определенную идеологию и архитектурные решения, которые за нею стояли. Чисто туристический интерес иностранцев автор перешагивает увлеченно, и те 540 страниц, которые получились в итоге, предназначены в большей степени для белорусов.

Архитектору интересно, как сменяли друг друга стили: конструктивизм, сталинская застройка, модерн, псевдоисторизм (после постановления 1980 года о сохранении исторического наследия города). Дмитрий относится к этим «цитатам» очень настороженно: «мы не можем быть уверены, каким был город в прошлые века, поскольку население в 90 тысяч человек (1897 год) – это не город в современном понимании».

С этой точки зрения, довоенный облик нуждается в переосмыслении, но вот феномен быстрорастущего советского города 1960-1980-х – это уже то, что мы называем Минском сейчас. Тогда типовая застройка, при которой районы все-таки не выглядели одинаково, и массовый приток сельского населения снизили качество городской культуры. Все эти соображения Дмитрий переводит в примеры: конкретные здания, улицы, имена архитекторов.

По поводу природной среды в Минске архитектор отмечает, что «в опросе 80-х годов жители называли зелень основным и любимым качеством столицы. Сейчас определения «зеленый» сменились на «просторный» или «пустынный», с разными эмоциональными оттенками».

Но Слепянская и Лошицкая водные системы, как и Минский водно-зеленый диаметр, остаются уникальными объектами.

50df87b006a440e788d9d11f56e7a213.jpg

— Может быть, это самые значимые наши достопримечательности. Мы бы не говорили о них, если бы «зелень» была просто деревьями: это масштабный и единый комплекс водных объектов с парками, островами, каскадами, набережными, мостиками, — говорит Дмитрий.

В планах Дмитрия – выставка о минском конструктивизме и книга об Октябрьской площади на русском языке.

Что же касается лояльности городской среды, с помощью архитекторов минчане могут лучше понять свой город и возможности взаимодействия городских сообществ.

У САЙТА «ПЛАНЕТА БЕЛАРУСЬ» ПОЯВИЛСЯ КАНАЛ НА ЯНДЕКС ДЗЕН. ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ!


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Як майстар ствараў стары Гродна ў драўляных макетах

Больш за 1000 розных макетаў зрабіў гродзенец за 30 гадоў, большая частка з іх прысвечана роднаму Гродна. На сваіх

Статьи
Беларусь попала в топ-10 стран для туризма от Lonely Planet

Известный туристический путеводитель Lonely Planet поставил Беларусь на 8-е место в списке лучших стран для посещения

Статьи
Стрит-арт в Беларуси. Что посмотреть в первую очередь?

За последние несколько лет в белорусских городах, особенно в Минске, стрит-арт вышел из темных закоулков и стал

Еще
Самые популярные Самые обсуждаемые