Ru
En Bl

Наши предки не любили долгожителей и верили, что самоубийство может вызвать засуху

Автор: Сергей Трефилов
Ссылка: Комсомольская правда в Беларуси
18.09.2018

Как готовились белорусы к приходу смерти, боялись ли ее и какие приметы считали предвестиями ухода.

Этнограф Ирина Сорокина написала книгу «Феномен адыходу жыцця ў традыцыйнай культуры беларусаў XIX - пачатку XXI стагоддзяў».

— Было ли у белорусов понятие в духе известного Мemento mori — помни о смерти?

— Наши предки смотрели на мир как на бинарную систему противоположностей — рядом с понятием жизни всегда была смерть. Отсюда, кстати, и речевые обороты вроде «не на жизнь, а на смерть», «вопрос жизни и смерти». В традиционном обществе всегда помнили о смерти. Считалось, что человек в любой период достаточно зрелый, чтобы умереть. Хотя, конечно, нормой было уйти, исчерпав жизненную энергию.

irina.jpg
Этнограф Ирина Сорокина написала книгу «Феномен адыходу жыцця ў традыцыйнай культуры беларусаў XIX - пачатку XXI стагоддзяў». Фото: Личный архив

— Но ведь в жизни складывается по-разному...

— Однако ранняя, трагическая, быстрая смерть считалась отклонением. Таких умерших причисляли к «заложным». Их души не входили в сонм дедов-предков. Скажем, среди семейных обрядов особенно важной считалась свадьба, от чего шло и продолжение рода. Потому молодым, умершим незамужними и неженатыми, по сути, проводили похороны-свадьбу для успокоения душ. А самоубийство считалось страшным грехом, который накладывался на следующие поколения. С такими смертями связывали засухи, эпидемии, падеж скота, которые позже происходили в данной местности.

— Как трансформировалось отношение белорусов к смерти с ХІХ века до наших дней?

— В ХІХ веке все основывалось на верованиях, мифологических представлениях и религиозной культуре. В ХХ веке эта система частично разрушается под влиянием антирелигиозной советской политики. Отсюда и ряд нововведений в погребальную обрядность: в первой половине ХХ века это был митинг с речами, пение революционных песен, красная символика - ведь жить и умирать надо во благо Родины! Теперь религиозная составляющая возрождается, а элементы традиционной культуры отчасти сохранились в деревне. Правда, массовая культура привели к феномену «молчания смерти» — многие белорусы не желает разговаривать о смерти. У большинства опрошенных за время подготовки книги упоминание о смерти вызывало отрицательные эмоции, страх, негативные воспоминания о тяжелых моментах потери близких.

Вещие сны и птица в хате

— По сказкам, легендам, литературе мы знаем о моментах, когда человек говорил: все, пора умирать. А что такой уверенности предшествовало?

— Существовала система примет и поверий — пророческие сны, символические события в жизни. Так, и два века назад, и теперь настороженно относятся к поведению животных и птиц. Например, продолжительный вой собаки, ее стремление рыть ямы во дворе, наклонив голову к земле, предсказывало смерть одного из хозяев. Несчастье предрекало, когда птица залетала через окно в жилище, а тем более часто стучала в окно или красный кут хаты. Разбитое зеркало, говоря современным языком, означало негативное влияние потустороннего мира. Да и сегодня мы настороженно относимся к такому бытовому происшествию. А потеря нательного крестика в традиции символизировала размыкание защитного кольца, делала его хозяина уязвимым перед опасностями. Еще считалось, что несчастья предсказывали падения иконы с «бажніцы» в красном куте.

По мифологическим представлениям дерево соотносилось с восходящей линией либо потоком жизни человека. Потому считали, что предупреждать людей об увеличении смертности могли вывернутые бурей деревья с корнями или сломавшиеся под тяжестью веток с плодами. Опасными считали любые аномалии с землей. Например, когда земля осенью сильно трескается.

zemlia.jpg
Плохим знаком у белорусов считалось, если по осени на земле пошли трещины, а икона упала с божницы в красном куте. Фото: Ирина Сорокина 

Верили предки и в вещие сны. По материалам этноэкспедиций, чаще всего умершие родные, знакомые приходят во снах, чтобы дать советы или забрать с собой на тот свет. Опасность предсказывали сны, в которых были счастливые события реальной жизни: свадьба, надевание свадебного платья, строительство или переселение в новый дом. Как и раньше, распространенный сюжет снов, пророчащих смерть, — вырывание или выпадение зубов. Негативно воспринимают сны, связанные с работами на земле: копание, посадка грядок, проваливание в землю, яму, трясину, грязь.

— Наши предки боялись прихода смерти?

— Традиционное общество базировалось на идеях фатальности земного бытия. Человек не в силах был отсрочить или отмолиться от смерти. Скажем, на Полесье бытовала история «Смерть-кума», где смерть помогала бедняку разбогатеть с помощью колдовства. Человека стали приглашать к больным, и когда он видел свою Смерть-куму у ног тяжелобольного, то говорил, что тот выздоровеет. А когда та стояла у головы, больной должен был уйти. Чтобы самому избежать назначенной кончины, бедняк строит крутящуюся кровать. И когда Смерть-кума приходит за ним и становится у головы, он пытается ее запутать, поворачивая кровать. Однако в истории говорилось (с полесским диалектом): «Круці, Каня, круці, ужэ ўмэрці трэба».

legenda_600.jpg
Белорусский литературный персонаж, который попытался играть со смертью, — Гервасий Выливаха из «Ладдзі Роспачы» Короткевича. Так показал встречу Гервасия и Смерти график Арлен Кашкуревич. Фото: Книга «Ладдзя Роспачы» изд-ва «Мастацкая літаратура»

— А как реагировали родственники, когда их близкий находился на грани жизни и смерти? Правда ли, что стариков, как в сказках, увозили в дремучий лес?

— Это случалось крайне редко. Вообще, к старости и старикам у белорусов сложилось двоякое отношение. С одной стороны, их уважали, почитали. С другой же, когда люди переживали свой век, в сельской общине считали: отбирают жизнь у более молодых. Что касается последних минут с близким, то его агонию пытались облегчить: перекладывали человека на пол (землю), зажигали свечку и обходили с ней вокруг умирающего, передавали ее в руки, открывали двери, окна, чтобы душа легче покинула тело. Если умирающий находился в сознании, то он мог дать последние указания. Живые просили прощения и благословления у него. Человеку и самому было важно в последние дни жизни рассчитаться по долгам, простить обиды. Правда, в народной культуре выделялась категория «ходячих» покойников, душа которых не могла найти успокоение в загробном мире, беспокоила родных и знакомых — они не завершили ряд обязательств в земном существовании.

Сначала смерть представляли как женщину в белом

— Каким белорусам представлялся образ смерти? Неужто женщина в черном балахоне и с косой?

— Да, это самый распространенный образ с ХІХ века до наших дней. Правда, предки смерть ассоциировали с белым цветом — символом нечистой силы и демонических существ. Уже в ХХ веке знаковым траурным цветом становится черный. А вот изображение смерти в женском обличии (скелет, женщина либо старуха с косой, молодая девушка в свадебной либо черной одежде) — не случайно. Предки именно женщину наделяли негативным контекстом в сравнении с положительной ролью мужчины — она считалась виновницей грехопадения.

В полевых материалах ХХ века встречаются описания смерти в виде необыкновенного человека, которого видит только умирающий. А еще в образе животных (собаки, коровы), конкретного предмета. Ну а современные образы смерти, кроме женщины или старухи с косой, — ангел смерти, облако или пустота, белый либо черный туннель, умиротворение или яркая вспышка. Кстати, в фольклоре, наравне с ужасающими описаниями образа смерти, встречаются и лики прекрасных девушек.

— Поменялось ли за время работы над книгой ваше отношение к теме смерти?

— Главное, что я переняла для себя, — стремление рассмотреть тему смерти с позиции представителя традиционного общества, когда основой жизни являлась система знаний об окружающем мире и о человеке от предыдущих поколений. Может, от этого и стала психологически спокойнее относиться к понятию «смерть», рассматривая его не как конец, а как начало иного этапа существования. Ведь религия и народная традиция полагают, что после земной жизни бессмертная душа переселяется в загробный мир, где продолжает жить вечно. Поэтому, кстати, у предков было принято класть в гроб любимые вещи умершего, еду и деньги — то, без чего ему на том свете будет неудобно. А в принципе, человек жив, пока о нем помнят последующие поколения. Это в том числе и о значении дней поминовения, которых у белорусов, как ни у кого из славян, много…


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
В Дрогичинском районе издали книгу на местном диалекте. Соавторы — 90 сельских жителей

«Галасы вёсак, якія знікаюць» — так называется книга, которую презентовали в сельском Доме культуры деревни Гутово

Статьи
Какие загадки таят католическое, еврейское и татарское кладбища в Мире

Почему в Беларуси важно развивать некропольный туризм, мы спросили у активиста и создателя частного

Статьи
Черная история. Дракула из рода Радзивиллов

В белорусской истории есть персонаж, который мог бы стоять в одном ряду с такими изуверами европейского

Статьи
Как вскрывали мощи небесного покровителя Польши и Беларуси Андрея Боболи

Краевед Андрей Буховецкий уже много лет интересуется белорусской историей и отыскивает уникальную информацию. Он

Еще
Самые популярные Самые обсуждаемые