pl | de | by | en

Имя в истории

4 часа
220 км
Автомобиль

Минск – Смиловичи – Убель – Червень – Березино

От АЗС № 62, которая размещается в Минске на ул. Илимская, 6Г, через Минскую кольцевую дорогу выезжаем на шоссе М4 Минск – Могилев. Оно станет основной дорогой в нашем путешествии и проведет нас через места, связанные с судьбами многих замечательных людей, чьи имена остались в исторических анналах не только Беларуси, но и всего мира. Они сказали свое неповторимое слово в искусстве и в высокой политике – и тем заслужили внимание и интерес к себе со стороны потомков.

Точки маршрута

В 1791 году владельцем имения Смиловичи (ныне это городской поселок на реке Волме) стал Станислав Монюшко (1734—1807), воспитанник Виленского университета, человек незаурядных талантов: он и арендатор, и эконом, и ростовщик, и судья военного трибунала… В общем, один из богатейших людей в крае, да к тому же еще и отец 16 детей, из которых 10 дожили до зрелого возраста...  Дворец, построенный им в Смиловичах в начале ХIХ века, был со временем превращен его сыном Казимиром в эффектное неоготическое двухэтажное сооружение с романтичной, завершенной зубцами башней, которую прорезали живописно декорированные оконные проемы.

Ученый и страстный библиофил, работавший в области народного образования, Казимир Монюшко был еще и художником, и архитектором, а главное — душой семьи. В его гостеприимный смиловичский дом нередко наведывался племянник, сын брата Чеслава, — Станислав, названный так в честь знаменитого деда, будущий великий композитор, а на ту пору — белокурый, угловатый подросток.  Пройдут десятилетия, и впечатления юности возродятся в его музыкальных творениях. Слушая третий акт оперы «Страшный двор» — вершины композиторского дарования С. Монюшко, мы уловим в звуках полонеза пение старинных часов… Да-да, тех самых, что будили своим серебряным звоном таинственную тишину залитого лунным светом дома дяди Казимира в Смиловичах…

Перестройки этого усадебного дома-дворца продолжались, уже при Ваньковичах, вплоть до 1900 года, когда вступил в свои права стиль модерн и благодаря ему здание обрело элегантный облик и усложненный силуэт. Старинное родовое гнездо воплотило в себе ни много ни мало труд трех.

Говоря о Смиловичах, разумеется, нельзя не упомянуть и об еще одном знаменитом имени. В 1893 году здесь в семье портного Залмана (Соломона) Сутина родился десятый ребенок — сын Хаим. Он прожил пятьдесят лет и вошел в число величайших мастеров изобразительного искусства ХХ века. Определяя стиль его живописи, искусствоведы именуют ее «волшебным реализмом». Среди почитателей таланта Хаима Сутина были Модильяни, Пикассо, Шагал, Чаплин… В смиловичском Центре детского творчества действует музей Хаима Сутина (экспозиция была создана в 2008 году).

Фольварк Убель (неподалеку от деревни Озерный) с 1815 года принадлежал  Чеславу Монюшко. Оставив военную службу, он поселился здесь с женой Эльжбетой, урожденной Моджарской (она приходилась правнучкой армянину из Турции Ованесу Маджаранцу (Яну Маджарскому), наладившему для Радзивиллов производство знаменитых «слуцких поясов»).  5 мая 1819 года у них в Убеле родился сын Станислав Ян Эдвард Казимир Монюшко  — композитор, дирижер, основоположник польской и белорусской оперы.

В этот оазис детства Станислав будет возвращаться вновь и вновь — в мыслях и наяву. Уже будучи европейской знаменитостью, он побывает тут в последний раз в 45-летнем возрасте.

Две акварели Наполеона Орды запечатлели трогательный облик небольшого фольварка — с фасадной и тыльной сторон усадебного дома. В «фасадном» рисунке прописаны все мельчайшие детали композиции. Отмечен и рослый тополь, посаженный, согласно семейному преданию, рукой композитора. Частично уцелела подъездная дорога к усадьбе, но, увы, не она сама...

В 1966 году в Убеле открыта стела, на которой значится памятная надпись в честь С. Монюшко и воспроизведено нескольких нотных тактов из оперы «Галька». В средней школе деревни 50 лет тому назад открыт музей С. Монюшко — до сих пор он является единственным в мире!

Опера «Галька» уже в наше время была представлена публике в 25 странах — даже в Мексике, на Кубе, в Японии… В Токио есть Институт славянской культуры имени С. Монюшко. В Беларуси небольшие сочинения Монюшко исполняются в различных концертах. А в 2013 году Музыкальный дом «Классика» поставил одноактную оперу Монюшко «Verbum Nobile» («Честное слово»). Написанная в Варшаве, она в Беларуси никогда ранее не звучала.

Прежде чем «назначить» Игумень районным центром, советские власти в сентябре 1923 года поменяли ему имя.  Для нового имени взяли название летнего месяца июня (по-белорусски — «чэрвень»). Более того, оказалось, что и стоит-то город не на реке Игуменке, как это было испокон веку и в чем искренне были уверены поколения игуменцев, а на реке… Червенке. Как говорится, менять так менять!

А вот зачем менять — станет ясно, когда мы вслушаемся в написанные более полутора столетий тому назад слова Павла Шпилевского, чье детство прошло в этих местах.

«…Игумень получил начало от женского монастыря, построенного греческой игуменьей из Афонской горы; в каком месте был этот монастырь — не сказывают определенно; одни думают, что там, где ныне церковь, вследствие чего говорят, будто до сих пор под церковью сохранилось подземелье с каменными стенами, в котором спрятаны медные изображения двенадцати апостолов; другие замечают, что монастырь этот построен был на месте нынешнего глухого озера… тут уж является целая легенда, будто на этом месте некогда существовало какое-то поганское болванище (то есть идол), к которому собиралось много народа…»

Оборвем эту цитату большого охотника и мастера рассказывать легенды да предания и зададимся риторическим вопросом: можно ли было из города с таким родословием делать советский районный центр?! Вот почему Игумень уже почти сто лет является Червенем!

«Историческими воспоминаниями Игумень очень беден», — утверждал все тот же Павел Шпилевский, и с этим нельзя не согласиться. В самом деле, очень долго это был небольшой, сплошь деревянный и порядочно грязный городок, внимание на который письменные источники обратили в 1387 году.  Войдя в состав Российской империи (1793), местечко превратилось в поветовый центр Минской губернии. В таком же качестве (с заменой слов «повет» и «губерния» на «район» и «область») он пребывает доныне, насчитывая теперь около десяти тысяч жителей.

В Игумене в семье губернского секретаря родилась Мария Мекота (1869—1896) — мать классика белорусской литературы Максима Богдановича. О ней, как и о других славных людях Червенщины, повествует экспозиция местного краеведческого музея.

Около 40 км дороги М4 отделяют Червень от другого районного центра Минщины – Березино. Былое местечко на реке Березине известно с 1501 года. В середине ХVI века оно перешло к Сапегам, в 1671 году стало владением Тышкевичей. Во время Северной войны, в 1708 году, шведский король Карл ХII, двигаясь со своим войском, переходил тут реку Березину. С 1793 года местечко, войдя в состав России, принадлежало графам Потоцким.

О них и сегодня в городе напоминает усадебный дом, возведенный на высоком правом берегу реки в первой половине ХIX века в стиле позднего классицизма. Двухэтажное солидное здание, с мезонином на главном и с круглым эркером – на дворовом фасаде, имело парадный, богато украшенный зал. Его стены еще помнят Маврикия и Августа Потоцких, отца и сына, к которым Березино перешло в 1856 году.

Наделенный веселым нравом Август особенно любил лошадей, оборудовал в Варшаве собственную конюшню, устроил тотализатор в его нынешнем виде. Среди театральной и художественной богемы Август слыл под именем «графа Гучо» (так звучит по-польски уменьшительная форма имени «Аугуст»). После смерти отца он счел за лучшее поскорее избавиться от имения и продал его. Впоследствии усадебный дом был и школой, и складом… Недавно его взялись было реставрировать, да так и не закончили...

Среди знаменитых уроженцев здешних мест упомянем несколько самобытных художников. В имении Калюжица родился Валентий Ванькович, чей яркий талант художника-романтика проявился в пейзаже и портрете. Его работы разбросаны по музеям Петербурга, Вильнюса, Варшавы, Парижа… А в имении Уборки появились на свет братья Горавские: Аполлинарий, Ипполит и Гилярий. Все они учились в Петербургской Академии художеств и прославились как пейзажисты и портретисты. Особенно знаменит был Аполлинарий Горавский – академик живописи, автор многочисленных пейзажей, воспевавших красоту родной земли. Его работы экспонировались в Париже, Лондоне, Вене, Филадельфии. 

Отдельного и большого разговора заслуживает родившийся в Березино 8 сентября 1867 года в семье слесаря Лазаря Гельфанда сын Израиль. И кто бы мог тогда подумать, что малыш Изя станет в будущем одним из мощных орудий разрушения многовекового уклада старого мира! Да и кто знает, какая судьба ожидала бы его в будущем, если бы во время пожара в местечке не сгорел родительский дом, после чего семья с четырехлетним сыном сочла за благо переехать в Одессу. Получив там надлежащее образование, Гельфанд-младший окончил затем Базельский университет и стал доктором философии. В историю же он вошел под псевдонимом Александра Львовича Парвуса, или просто Парвуса (что значит по-латыни: маленький, малый, молодой).

Начав свою карьеру мультимиллионера в качестве публициста, издателя и редактора, он   более всего, однако, прославился как финансист революции в России. Парвус обосновал необходимость союза Германии с российскими революционерами, утверждая, что даже в случае победы Германии в бушевавшей тогда в Европе войне (позднее ее назовут Первой мировой) Россия все равно будет представлять собой опасность, если не распадется. Поэтому он выступал за освобождение Финляндии, Украины и других частей империи.

Большевики получили от немецкого правительства около 60 миллионов марок для «Октябрьского переворота» (так они сами именовали события, лишь в конце 1930-х годов названные советскими историками-идеологами «Великой Октябрьской социалистической революцией») и 17 миллионов сразу же после переворота! Семь миллионов из этих немецких правительственных денег прошли лично через Парвуса…

И хотя вождь революции Владимир Ульянов-Ленин, строго блюдя свою политическую репутацию, предпочитал лично не прикасаться к этим деньгам, но билет в пресловутый опломбированный вагон, который привез его в Россию, он все-таки получил от финансиста родом из Березино! Именно Парвус предложил идею провезти Ленина и Зиновьева, которым грозил арест на территории Франции и Англии, через Германию. В тот же вагон было решено посадить еще до сорока эмигрантов, чтобы большевистские вожаки затерялись в их массе…

Парвус был блестящим политическим аналитиком: он предсказал неизбежность русско-японской войны, а затем – мировой, за которой последует революция в России. Он же предвидел революцию в Германии и вторую мировую войну, в случае если страны Антанты разрушат Германию... И оказался абсолютно прав!

После российской и германской революций Александр Львович жил в роскоши на вилле под Берлином, контактируя с немецкими социал-демократами. Умер на 58 году – 10 месяцев спустя после кончины Ленина…

Между прочим, когда 1 августа 1936 года Гитлер открывал в Берлине ХІ Олимпийские игры, гауляйтер Берлина и рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Йозеф Гёббельс, на правах хозяина столицы Германии, устроил для именитых особ большой прием у себя на вилле – на острове Шваненвердер («Лебединый остров») на реке Хавель. Вот только гостям было совсем невдомек, что ранее эта вилла принадлежала сыну скромного слесаря из местечка Березино Минской губернии Александру Парвусу, он же – Израиль Гельфанд. (Вилла разрушена до основания после окончания войны.)

От жен и любовниц у Парвуса было, по крайней мере,  два сына, судьба которых известна. Один, Леонид Гельфанд, благополучно закончил свои дни в США. Второй, Евгений Гнедин, стал наследником огромного состояния отца: два миллиона швейцарских франков, дома в Швейцарии, Копенгагене, упомянутая выше вилла под Берлином… Все это вместе с архивом отца он передал советскому государству – и попал в ГУЛАГ на 10 лет… Вернувшись в Москву, стал позднее одним из основателей диссидентского движения в СССР и соратником академика Сахарова.

Обзор феерически причудливой жизни Парвуса, отмеченной печатью ирреальности, только и остается закончить на эпической ноте. Окажись у нас больше разумной фантазии – и в сегодняшнем скромном Березино, с его 12 тысячами жителей, мог бы возникнуть…   один из популярных туристических центров. Сюда наверняка охотно приезжали бы туристы из разных стран, а экскурсоводы показывали бы им воссозданный в Березино дом-муляж, в котором – есть ведь такое емкое понятие: «власть места»! – родился один из трех творцов (наряду с Лениным и Троцким) Октябрьского переворота 1917 года – переворота, предопределившего ход мировой истории на все ХХ столетие…


Отзывы

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.