pl | de | by | en

От истоков Минска – к коласовским Столбцам

4 часа
190 км
Автомобиль

b-logo.png

Минск - Озерцо - Городище - Скирмантово - Большие Новоселки - Дзержинск - Негорелое - Столбцы

Этот маршрут вобрал в себя памятники и памятные места, которые вернут нас ко временам, когда на берегах реки Менки встал город, известный теперь как столица Беларуси Минск. Мы посетим «белорусский скансен» и самую высокую точку страны – гору Дзержинскую. Окажемся в старинной усадьбе Большие Новоселки, где закончился земной путь яркого представителя белорусского Возрождения ХХ века – Каруся Каганца. Прогуляемся по улицам Дзержинска – в прошлом Койданово. Проедем по «белорусскому экватору». Увидим пограничную станцию Негорелое. Наконец, погрузимся в 400-летнее прошлое уютного города Столбцы, откуда родом классик белорусской литературы Якуб Колас.




Точки маршрута

За деревней Озерцо начинается территория одного из интереснейших музеев города – «белорусского скансена», или, иначе, Музея народной архитектуры и быта. Его экспозиция разбита на отдельные участки, соответствующие этнографическим регионам Беларуси. Здесь можно увидеть старинные храмы, мельницы, школу, корчму, жилые и хозяйственные постройки – словом, все то, что связано с крестьянским бытом, что наполнено ароматами сельской жизни…  

Вблизи музея, в деревне с «говорящим» именем Городище, располагается самый крупный в Беларуси археологический памятник (около 30 га) ― городище на речке Менке с окружающими его селищами. Историки полагают, что именно здесь в Х―ХІ веках располагался город Менеск-Менск, предшественник современного Минска. Покинув Городище, которое завораживает былинной красотой детинца летописного города, выезжаем на шоссе Р65 Заславль – Дзержинск и направляемся к самой высокой точке Беларуси.

Рядом с этой деревней находится гора Дзержинская. Ее высота над уровнем моря – 345 м. До 1958 года она носила название «Святая», ибо на ней располагалось капище, на котором собирались наши далекие пращуры для совершения языческих обрядов.  В конце 1990-х годов гору, взятую в каменную ограду, увенчала гранитная плита с надписью, гласящей, что это и есть самая высокая точка Беларуси. Подъем на вершину горы подарит красивую панораму окружающих пейзажей, после чего можно вернуться на Р65 и продолжить путешествие к бывшему имению Новоселки, ныне – деревне Большие Новоселки.

На берегу речушки Усса расположилась старинная усадьба Костровицких первой половины ХІХ столетия. Сохранились усадебный дом, конюшни, брама и ряд других построек. После восстания 1863 года, в котором владельцы усадьбы приняли самое активное участие, имение было конфисковано.

Из шляхеского рода Костровицких вышел известный белорусский писатель, публицист, драматург и общественный деятель рубежа XIX―XX веков Карусь Каганец (Казимир Костровицкий, 1868―1918) ― он похоронен в Новоселках, на его могиле установлен памятник. К этому же роду принадлежит и классик французской литературы – звезда европейского авангарда ХХ века, критик, журналист, мистификатор Гийом Аполлинер (Вильгельм Аполлинарий Костровицкий, 1880―1918), троюродный брат Каруся Каганца.

Въезжая в Дзержинск со стороны Больших Новоселок, сразу же попадаешь в исторический центр этого триименного города. Его основание, возможно, восходит к XII веку. Как писал в ХIХ столетии Владислав Сырокомля, «Койданов – местечко старое как мир, а лучше сказать – как Китай».

Согласно преданиям (подчеркнем, именно преданиям – не более того!), здесь, у Крутогорья – так издревле именовали поселение, – было разбито войско татарского хана Койдана, отчего якобы и город стали называть Койданов. Отвергнув эту версию, современные историки пока не могут вразумительно объяснить, что означает это название.

Дата первого письменного упоминания Койданова – 1439 год. Центром района город стал в 1924 году, а 8 лет спустя Койдановский район был реорганизован, по причуде тогдашних властей, в национальный польский район и переименован в Дзержинский – в память о «рыцаре» и «демоне» революции в одном лице Феликсе Дзержинском, чья родина – усадьба Дзержиново располагается в 35 км отсюда. Между прочим, прежнее название Койданово сохранилось доныне только за местной железнодорожной станцией.

В 1551 году король Сигизмунд II Август передал Койданов представителю младшей радзивилловской линии – Миколаю Радзивиллу Рыжему, который, будучи последовательным кальвинистом, основал тут общину своих единоверцев, просуществовавшую в Койданове вплоть до Первой мировой войны. При них в начале ХVII века  возводится каменный «сбор» – протестантский храм с мощной башней на фасаде, окруженный каменной стеной с девятью цилиндрическими башнями. На синоде кальвинистов в Вильне в 1691 году было решено каждый четвертый год проводить синод в Койданове. Таким образом, здешняя протестантская святыня выполняла роль кафедрального собора. Неудивительно поэтому, что в середине ХIХ столетия упомянутый выше Сырокомля еще застал тут экземпляр так называемой «Радзивилловской Библии», изданной в Бресте в 1563 году на польском языке (исследователи называют ее шедевром книгоиздательской деятельности в Беларуси эпохи Реформации).     

Сбор, в 1884 году ставший костелом, окончательно разрушен во время Второй мировой войны. От всего комплекса уцелел только фрагмент фундамента одной из построек. Рядом с бывшим замком находится деревянный костел Св. Анны.  Основанный еще в ХV столетии, он в последний раз обновлялся в XVIII веке. Позже был закрыт, перестроен и восстановлен только в недавнее время. Кроме того, в центре города сохранилась кирпичная Покровская церковь (1851), возведенная в ретроспективно-русском стиле с отзвуками классицизма.

Дзержинщина – родина замечательных белорусских историков Николая Улащика (1906–1986) и Николая Ермоловича (1921–2000), языковеда академика Николая Бирилло (1923–1992), писателя, поэта, драматурга Артура Вольского (1924–2002).

Стоит Дзержинск у оживленной дороги М1, которую после ее прокладки в 1980 году стали  именовать «белорусским экватором» (эта метафора принадлежит известному журналисту и фотокорреспонденту Александру Дитлову). Сегодня эта дорога является частью самого длинного трансъевропейского коридора, известного как автомагистраль Е30. Она начинается в Ирландии, в городе Корк, перепрыгивает черед два пролива – Св. Георга и Ла-Манш, минует Англию, затем, уже на европейском континенте, идет из Гааги на Ганновер, Берлин, Варшаву, подходит к Бресту и пересекает всю Беларусь из конца в конец, деля ее почти пополам (как делит Землю экватор). Продолжая свой путь далее, дорога проходит уже в России до Омска в Восточной Сибири. Общая ее протяженность – почти 6000 км. Десятая часть из этих километров приходится на Беларусь – 610 км. Таков он, наш «экватор»!  

А вот и первая остановка у «экватора». Собственность магнатов Радзивиллов, это поселение известно с ХVІ века как почтовая и пересадочная станция на конном тракте Минск ― Новогрудок. В 1871 году бойкое село стало железнодорожной станцией, где к тому же действовали две водяные мельницы и фабрика сыров. Зерно, дрова, лесоматериалы в большом количестве грузили на станции. Но вот в размеренное ее существование, протекавшее под перестук вагонных колес, живую и совершенно неожиданную струю внесли 20—30-е годы ХХ века: согласно Рижскому мирному договору 1921 года Негорелое стало конечной железнодорожной станцией СССР на границе с капиталистическим миром. Этакое, если угодно, своеобразное «окно в Европу». И наоборот, в Негорелом иностранцы впервые сталкивались с реалиями советского строя…

Отсюда уходили международные поезда на Варшаву, Берлин, Париж, Вену... А в восточном направлении курсировал поезд Негорелое ― Владивосток. По перрону станции в разное время прогуливались Анри Барбюс, Фритьёф Нансен, Бертольд Брехт, Максим Горький, Алексей Толстой, Илья Эренбург, Отто Шмидт, Александр Куприн, Стефан Цвейг, Ромен Роллан, Валерий Чкалов... Впрочем, список настолько длинен, что поневоле приходится ограничиться лишь некоторыми именами.

Этой ничем не приметной ныне станции посвящена обширнейшая, увлекательная мемуарная литература. Так складывалась цветистая легенда о Негорелом, пока ее не отправили в безвозвратное прошлое события, последовавшие вскоре после начала Второй мировой войны ― войны, которая так перепахала нашу землю, что едва заметные теперь следы бывший границы могут озадачить тут, пожалуй, лишь блуждающих по лесу приезжих грибников... Впрочем, тема советско-польской границы этим отнюдь не исчерпана – она получит продолжение в Столбцах.

«Поезд медленно подходит к новенькой белой станции в новом немецком стиле. Это Столбцы. Белый одноглавый орел, похожий на гуся, украшает мезонин станции. Тут опять таможенный осмотр. Не считая того, что у путешественников ласково отбирают паюсную икру, все обходится как нельзя благополучно. Наш расстроенный герой, волоча за рукав подавленную супругу, выходит на перрон и в изумлении открывает рот. Несколько блистательных поездов стоят на путях. С суеверным ужасом он читает по складам французские и немецкие таблички на вагонах. «Столбцы — Берлин». «Столбцы — Париж». «Столбцы — Остенде».

Так писал в своем рассказе «Наши за границей» (1928) острый на язык 31-летний Валентин Катаев — прозаик, поэт, драматург, публицист, которому судьба не раз сулила проезжать через пограничное местечко Столбцы — по его словам, «визитную карточку Речи Посполитой» — прямиком в… Европу.

А вот другое свидетельство о том же вокзале, принадлежащее перу Владимира Маяковского: «Здание станции Столбцы, и чистое видом, и белое цветом, сразу дало и Европу, и Польшу. Вот это забота, вот это стройка!» Кстати, именно в этом здании во время прохождения таможенного досмотра у Маяковского родилась идея стихотворения о «молоткастом, серпастом» советском паспорте: «Я достаю из широких штанин...» — и далее по тексту, написанному в июле 1929 года.

«Межвоенная», то есть зажатая между двумя мировыми войнами, Европа и впрямь начиналась для «человека с Востока» именно тут… Ну а советским районным центром Столбцы стали только в 1940 году и сегодня насчитывают почти 17 тысяч жителей.

Письменную историю Столбцов еще недавно в энциклопедиях отсчитывали от 1511 года, и потому власти города даже готовились в 2011 году отметить 500-летний юбилей райцентра. Но в последний момент историки уточнили: это на самом деле не так! И теперь первой письменной датой Столбцов считается 1623 год. Стало быть, близится уже совсем другой, 400-летний юбилей — будем надеяться, что уж он-то состоится…

На протяжении более века (1728—1831) Столбцами владели могущественные магнаты Чарторыйские, превратившие местечко в центр своего графства. При них оно получило даже право на самоуправление (1729). С тех пор немало воды утекло в Немане… И можно ли себе   представить, что у города, расположенного на сильно обмелевшем теперь Немане, всего лишь полтораста лет тому назад сновали витины (речные торговые суда, баржи), которыми доставляли сюда из Крулевца (Кёнигсберга-Калининграда) «разные вина и красивую поливную посуду», о чем сообщал известный этнограф и краевед ХIХ столетия Павел Шпилевский?!

А вот Владислав Сырокомля, тоже не обойдя вниманием Столбцы, утверждал в середине того же века, что «славятся тут подземные ходы и лавки с напитками, это как бы второй, подземный город, подобно римским катакомбам… Пара таких лавок, принадлежащих состоятельным купцам, процветает до сих пор».

Но воистину настоящую известность Столбцам обеспечил доминиканский монастырь, который в 1623 году (вот откуда она, первая дата о местечке в письменных источниках!) заложил минский каштелян Александр Слушка. Выстроенный в обители полвека спустя каменный костел Св. Казимира хранил в своих стенах мощи настоятеля монастыря отца Фабиана (Малишевского), прославившиеся многочисленными чудотворениями и исцелениями… Сюда толпами стекались паломники, и, пройдя в святыню, где в особой каплице покоились останки благословенного Фабиана (дело до его окончательной канонизации, однако, так и не дошло), они могли одновременно лицезреть потрясающей красоты интерьер, изукрашенный виртуозной лепниной в стиле рококо. В 60-х годах ХХ века храм, увы, безжалостно разрушили…

Архитектурных памятников в Столбцах осталось немного: на горе у былой торговой площади, где и поныне стоят дома ремесленников и купцов, возвышается нарядная православная церковь Св. Анны (1825), построенная в стиле классицизма как костел Чарторыйскими, у которых царские власти Столбцы отняли в 1831 году за участие магнатов в «Листопадовском» восстании.

«Вось кончан лес, и Стоўбцы блізка» – этой строкой в поэме «Новая зямля» ее автор начинает свое неторопливое и трепетное повествование о родных ему и его героям местах на Столбцовщине. Еще бы! Здесь, в бывшем застенке Окинчицы (Акинчицы), включенном в 1977 году в состав Столбцов, в семье лесника Михала Мицкевича в 1882 году родился третий сын — Кастусь, будущий классик белорусской литературы, народный поэт Якуб Колас (Константин Мицкевич, 1882―1956).

В мемориальном музее реконструирована атмосфера жизни семьи Мицкевичей — они пробыли тут совсем недолго (1881―1883), а затем переезжали с места на место. И некоторые из этих мест включены в Коласовский заказник (Ласток, Альбуть, Смольня, Миколаевщина), а путеводителем по заказнику и, шире, по жизни песняра могут послужить его лучшие стихотворные произведения ― поэмы «Новая зямля» и «Сымон-музыка», написанные Коласом в пору его творческой зрелости. Память песняра вскоре будет увековечена в райцентре скульптурным монументом.

Распростившись со Столбцами, отправляемся в обратную дорогу – к Минску.

достопримечательности
Церковь Святой Анны в Столбцах

Церковь Святой Анны в Столбцах, построенная в 1825 году как костел и лишь через некоторое время переданная православной общине, была возведена на средства владельца этих земель князя Адама Чарторыйского.

Усадьба Якуба Коласа «Акинчицы» в Столбцах

В 1882 году в застенке Акинчицы родился будущий классик белорусской литературы Константин Мицкевич, более известный под своим псевдонимом Якуб Колас. В 1977-м деревня вошла в состав районного центра, став окраиной города. Сегодня тут расположен музей-усадьба поэта и писателя.

Воскресенская церковь в Столбцах Воскресенская церковь в Столбцах представляет собой храм из красного кирпича в ретроспективно-русском стиле. Железнодорожный вокзал в Столбцах Железнодорожный вокзал в Столбцах, который открылся в 1926 году, несет в своем облике черты неоклассицизма.

Отзывы

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.