pl | de | by | en

По дорогам Виленщины

8 часов
400 км
Автомобиль

b-logo.png

Минск - Липнишки - Геранены - Трокели - Бенякони - Больтеники - Гайтюнишки - Минск

Виленщина… Исторически это территория былого Виленского воеводства Великого Княжества Литовского, или Виленского края, который в ХХ веке стал яблоком политического раздора между несколькими государствами, претендовавшими на обладание этими землями. Тут кипели воистину шекспировские страсти, и лишь после Второй мировой войны окончательно установились нынешние границы. По той части Виленского края, которая входит сейчас в состав Беларуси, и проходит наш маршрут, включающий в себя несколько старинных населенных пунктов, расположенных в северо-западной части Гродненской области.




Точки маршрута

Этот агрогородок расположен на реке Опита при впадении ее в Гавью, приток Немана. С XV века Липнишками владели Гаштольды, Пацы, Сапеги, Вольские. Первая, деревянная святыня появилась тут в 1510 году. Сменявшие ее, и тоже деревянные, храмы стояли там, где сегодня располагается каплица конца ХІХ века. Последний деревянный костел сгорел в 1890 году. А новый, каменный храм перенесли на окраину местечка. Он был возведен благодаря Александру Вольскому в 1910 году и освящен в честь св. Казимира в 1928 году. Прежде в единый ансамбль с костелом входили каменные торговые ряды, трактованные, как и трехпролетная брама, в неоготическом стиле. Они, увы, не уцелели.

Сам храм гипнотизирует своим обликом: утонченная, хрупкая графика силуэта; гранитная облицовка кирпичных фасадов, создающая ячеистый, шероховатый, мерцающий и потому — живой, в отличие от кирпичной статики, рисунок фасадных стен; вознесенная в небеса башня с остроконечным шпилем…

Композиционно это трехнефная базилика с трехгранной апсидой, к которой примыкают симметрично поставленные сакристии. В боковых фасадах устроены дополнительные входы в виде неглубоких ризалитов с двухгранными щитами в завершении стрельчатых проемов. Первоначально костел был покрыт черепицей, что придавало ему еще большую гармоничность в сочетании с гранитными стенами. Боковые фасады, хоть и расчленены оконными проемами в виде стрельчатых арок, облегчавших всю каркасную готическую конструкцию, в данном случае скорее зрительно отсылают зрителя к традициям предшествовавшего готике романского стиля, для которого были характерны прежде всего мощные стены. И этот эффект достигается опять-таки гранитной облицовкой.

Прежде шатры фасадной башни были украшены крабами, к сожалению утраченными при ремонтах. Они сохранились только на небольшой башенке-сигнатурке над апсидой. Крабы в виде крюкообразных декоративных элементов (в форме закрученных листьев, почек, цветов) были именно в арсенале готики, как и многочисленные фиалы на втором и третьем ярусах башни, выполненной как восьмерик на двух четвериках. Интерьер храма оштукатурен, три нефа перекрыты крестовыми сводами. Стены поделены двойными пилястрами. Над входом – хоры с органом

Право, нелегко оторвать взгляд от этой святыни — особенно когда любуешься ею со стороны озера, куда она небрежно-игриво отбрасывает свою астральную, волшебную тень…

Геранёны фигурируют в документах как Геранены Мурованые или Гаштольдовы. Ведь в 1433 году великий князь литовский Сигизмунд Кейстутович подарил это имение Яну (Ивашке) Гаштольду. Позже им владел внук Яна — Ольбрехт Гаштольд, который в 1530 году получил от императора Священной Римской империи Карла V титул графа «из Мурованых Геранен». Будучи к тому времени владельцем огромной латифундии и занимая самые высокие должности в государстве, он построил в своем родовом имении Гераненах в начале ХVI века замок и при нем каплицу.

Гераненский замок, одна из самых первых каменно-кирпичных магнатских резиденций в Беларуси, был разрушен в середине ХVII столетия, но, возможно, затем отстроен. До середины ХIX века пустовал, затем его начали разбирать на различные нужды, так что ныне это просто глыбы из кирпичей и камней, упрятанные в зарослях деревьев и кустарников за земляными валами, что некогда защищали замок от врагов, но не уберегли от беспамятных соотечественников.

Прежде фортеция, сложенная из камня и облицованная кирпичом, представляла собой квадрат 27 × 27 м с четырьмя цилиндрическими башнями двухметровой толщины, которые достигали в диаметре 8 м. У южной стены располагался каменный двухэтажный дворец, возведенный в конце ХVI столетия.

700-метровый земляной вал высотой до 10 м прикрывал замок от огнестрельного поражения при осаде и напоминал прямоугольник с закругленными углами. За валом шел ров, заполнявшийся водой весной и осенью. С внутренней стороны его подпирала, предотвращая оползание вала, каменная стенка. В трех углах вала находились башни семигранной конструкции, открытые восьмой гранью внутрь замка. Нижний их этаж находился в валу — верхний выступал над валом. Они, очевидно, предназначались для размещения военных припасов, снаряжения и одновременно служили наблюдательными пунктами.

Так же была устроена и въездная башня в центре северо-восточной стороны вала. Ее прикрывал мощный земляной бастион, а также расположенный за пределами замка костел, который можно увидеть здесь и ныне.

Костел Св. Николая заложен в 1529 году Ольбрехтом Гаштольдом как каплица. Он неоднократно разрушался и обновлялся; теперь, после всех переделок (1871), представляет собой прямоугольное, с пятигранной апсидой здание. Светлая желто-белая окраска фасадов подчеркивает его архитектурный декор, в котором при желании можно увидеть отблески барокко. Но более всего этот архитектурный стиль дает о себе знать в интерьере.

Именно в этой святыне в 1537 году пошел под венец со своей избранницей пятнадцатилетней Барбарой Радзивилл Станислав Гаштольд, коему в ту пору было около тридцати. Через пять лет Барбара станет вдовой и приглянется молодому королевичу Сигизмунду II Августу (они были почти ровесниками). «Любовью века» назовут современники и потомки их захватывающий роман, который завершится коронацией Барбары на Вавеле вопреки ожесточенному сопротивлению ее недоброжелателей. Но и этот ее брак окажется скоротечным: менее чем через полгода похоронный кортеж торжественно доставит останки польской королевы и великой княгини литовской из Кракова в Виленскую катедру. Родовые имения Гаштольдов, в их числе и Геранены, перешедшие по наследству к Барбаре, станут принадлежать ее супругу — последнему из Ягеллонов…   

За Геранёнами начинается уже территория Вороновского района. И первым нас там встретит этот знаменитый ныне агрогородок, ибо здесь находится Санктуарий Девы Марии.

Парафия в Трокелях существует с 1500 года. Однако она была бедна, и только с прибытием сюда из Виленской иезуитской академии в 1585 году отцов-иезуитов началось в Трокелях подлинное оживление. За 500 прошедших лет парафия пережила и взлеты, и упадок.

Нынешний деревянный костел Посещения Девы Марии срублен в 1809 году. Про такие постройки говорят: памятник народного зодчества. И в самом деле, он не блещет архитектурными изысками. Три сруба: притвор с полукруглым окном, молитвенный зал и апсида с низкими сакристиями — следуют друг за другом, нанизанные на продольную ось. Здание вертикально обшито досками. Шатровая крыша притвора завершена луковичным куполком. Рядом с костелом — двухъярусная звонница, а также подиум, на котором ежегодно 2 июля, на «фэст», совершаются торжественные богослужения для тысяч верующих: ведь уже более десяти лет святыня в Трокелях является Санктуарием Матери Божией Трокельской.

Икона исполнена на полотне. Ее привезли сюда в 1595 году из Вильни иезуиты, она является копией чудотворного образа Богоматери Снежной. В 1656 году во время польско-шведской войны деревянный костел в Трокелях был полностью сожжен, однако на пепелище верующие нашли нетронутую огнем икону. В 1738 году храм снова сгорел, но икона уцелела, как уцелела и во времена позднейших войн и репрессий.

Икону Трокельской Богородицы католики всегда почитали как чудотворную. В приходских хрониках зафиксированы свидетельства нескольких чудесных исцелений. В 1994 году Трокельский костел был объявлен Марийным санктуарием Гродненской епархии.

5 июля 2009 года во время утренней мессы состоялась коронация иконы Трокельской Богоматери. Религиозная программа включала богослужения, духовные конференции, ночное молитвенное бдение, концерты. В торжествах коронации приняли участие Архиепископ Митрополит Минско-Могилевский Тадеуш Кондрусевич, все католические епископы Беларуси, другие гости. Возлагал папские короны на икону старейший иерарх католического костела Беларуси кардинал Казимир Свёнтек.

Во время праздничной мессы было торжественно зачитано разрешение на коронацию Папы Римского Бенедикта XVI и его благословение. Папа освятил короны и выдал разрешение на коронацию весной 2009 года.

Несколько слов о самом образе Девы Марии в Трокелях. Он восходит к римскому образу Девы Марии Снежной (по-итальянски – Madonna della Neve). На иконе в Трокелях в 1664 году к образу Девы Марии был добавлен коленопреклоненный св. Казимир с розарием в руках.

Дорога из Трокелей выводит путешественника у городского поселка Вороново (он же районный центр) на трассу М11/Е85 – и вот уже открывается панорама Беняконей, в которой доминирует монументальное здание здешнего костела во имя Предтечи Иоанна (1902). Красивые фигурные завершения трехъярусных квадратных башен на фасаде, рокайльные мотивы в лепных алтарях и навершии амвона — дань необарокко; в остальном же костел воспринимается как памятник с иным стилистическим «уклоном»: крупная рустовка угловых лопаток башен и трансепта, межоконных выступов на боковых фасадах, ниши-филенги, треугольные фронтоны главного и поперечного нефов, повторяющийся рисунок полуциркульных окон — все это выполнено в спокойном, уравновешенном ритме, свойственном ренессансу и классицизму, только с добавлением «нео».

Очень интересно, нетривиально решена алтарная часть костела, которую по кругу обходит галерея, соединяющая две сакристии. В верхней части апсиды помещена мемориальная плита. На ней по-латыни воспроизведен девиз ордена иезуитов «Во имя большей славы Бога» (Ad maiorem Dei gloriam – A.M.D.G.).

У стен деревянного предшественника этой святыни похоронена графиня Мария Путткамер, в девичестве Марыля Верещака, чей земной путь оборвался в 1863 году в Больтениках, расположенных в 4 км на запад от Беняконей. В памяти потомков ей суждено бессмертие как музе поэта всемирной славы Адама Мицкевича и как «соавтору» его непревзойденной любовной лирики…

В эти места Марыля попала после замужества с Вавжинцем (Лаврентием) Путткамером (1794 – 1850), который происходил из инфлянтской шляхты и был по семейной традиции кальвинистом. Он окончил Слуцкую кальвинистскую гимназию, затем учился в Виленском университете, став кандитатом философии. Имел контакты с филоматами и филаретами. Будучи пламенным приверженцем Наполеона, во время войны 1812 года рядовым солдатом дошел до Москвы, участвовал во многих битвах, пока не попал в прусский плен. После войны вел жизнь просвещенного помещика, придерживаясь прогрессивных взглядов в политике и экономике. Стал маршалком лидской шляхты.

Путткамеры владели окрестными имениями, в том числе и Больтениками, с начала XVIII века.

Вавжинец познакомился с Марылей в Тугановичах, как и Адам Мицкевич. Когда разгоралась любовь поэта, Марыля по настоянию своей матери была обручена с графом Путткамером в 1821 году, а затем обвенчалась с ним в деревянном костеле, который стоял здесь не месте каменного. У стен того деревянного костел она и нашла свой последний приют в 1863 году, будучи 64 лет от роду. Рядом с нею похоронены ее младшая дочь Каролина и невестка, жена сына Станислава, Фелиция.

Адам гостил в Больтениках у супругов Путткамеров в 1822 году в течение двух недель, приглашенный Вавжинцем. Мудрый, благовоспитанный Лоренц, как называла его на французский лад Марыля, отнюдь не сгорал от ревности. Напротив, он словно старался помочь Адаму перенести его сердечные переживания. Последний раз Адам встретился с Марылей в Вильне, в 1824 году, перед ссылкой в Россию. И, уже будучи за границей, вновь и вновь обращался к ее образу.

Там же, в Вильне, 36 лет спустя, состоялась встреча Марыли с Владиславом (1838–1926), сыном Мицкевича, приехавшим из Парижа. 22-летний сын поэта вглядывался в уже поблекшие голубые глаза 61-летней женщины, пытаясь разгадать загадку своего отца. Что нашел он в этих глазах, когда Адаму было тоже 22 года, а ей – 21?.. Разгадать эту загадку ему не удалось. Между ними – весной и осенью жизни – пролегли годы…

В 1890 году старое семейное гнездо Путткамеров разобрал внук Марыли, тоже Вавжинец, и начал строить новый дом в стиле английской псевдоготики из красного кирпича по проекту известного архитектора Тадеуша Ростворовского. Оформление интерьеров вплоть до формы дверных ручек делал сам владелец. Строительные работы вели виленские мастера. Они же изготавливали мебель. Диваны и кресла, декорированные позолотой, выполнили в стиле Людовика XV.

Здание отличается усложненной ассиметрично-объемной пространственной композицией, навеянной модерном. Два боковых объема (одноэтажный и двухэтажный) объединены поперечным одноэтажным корпусом с арочно-колонной галереей на парадном фасаде. Ризалиты объемов заканчиваются острыми треугольными фронтонами, которые вместе со сложным сочетанием острых крыш, придают ему броский, запоминающийся облик.

Со строительством нового дома старый парк перепланировали в духе пейзажных натуралистических парков, и он в целом он хорошо сохранился. На его окраине располагается древесный массив «Гаёк». Марыля вложила в «Гаёк» романтический мотив, превратив его в свою «Świątynię dumania» («Храм Гордости»). Сама положила плоский валун в виде надгробной плиты и, как замечал друг семьи Антони Одынец, выбила крест и слова «Przeszłości i Nadziei» («Прошлое и Надежда»). Существует, однако, легенда, что этот камень она положила вместе с Адамом в 1822 году. Памятный валун сохранился, врос глубоко в землю. Его окружают уже не ели, а лиственные деревья. Сегодня этот камень с крестом — единственное в Больтениках, что напоминает о поэте и об его музе…

С 1599 года этим имением владел Петр Нонхарт (1550—1633), который при короле и великом князе Сигизмунде III Вазе занимался возведением и содержанием королевских строений в Вильне. Вместе со своим соотечественником из Голландии инженером-фортификатором Ван Доденом он к 1613 году — и всего в течение одного года! — возвел это монументальное сооружение, которое как нельзя лучше иллюстрирует известное присловье: мой дом — моя крепость.

Почти аутентично сохранившийся дом-крепость, некогда окруженный валами и водяными рвами, органично соединяет в себе готику и ренессанс. Сурового вида прямоугольное (15 × 34 м) двухэтажное здание с четырьмя цилиндрическими башнями по углам и квадратной трехэтажной башней по центру, напоминающей средневековые башни-донжоны, — таким предстает этот памятник.

Толстые, до полутора метров стены, лишенные декора фасады, узкие окна-бойницы в угловых башнях — красноречивое и, быть может, даже чересчур утрированное свидетельство крепостного характера этого сумрачного сооружения. В середине ХХ столетия перед центральной башней появилась широкая терраса на двух пилонах, соединенных аркой. Одноэтажная пристройка была сделана и с тыльной стороны дома, что, безусловно, исказило первоначальный облик памятника, тем не менее он и сегодня убедительно демонстрирует нам практичность и мощь средневековой архитектуры.    

Анфиладная планировка дома строится вокруг большого вестибюля на первом этаже и парадного зала — на втором. Своды внутренних помещений, цилиндрические, крестовые, сферические, до сих пор сохраняют готические нервюры. Ранее в отделке интерьеров использовались роспись, лепнина, изразцы (ими облицовывали печи и камины). В подвалах были устроены колодец, арсенал, кладовые и даже тюрьма. На первом этаже размещался небольшой гарнизон. Второй этаж дома и третий этаж центральной башни занимала семья архитектора.

Неподалеку от дома-крепости можно увидеть руины кирхи, выстроенной Нонхартом перед смертью (1633) в качестве фамильной усыпальницы. В крипте кирхи прежде находились мумифицированные захоронения Нонхартов и других владельцев имения. От дочери Нонхарта, Сузанны, Гайтюнишки перешли к Хрептовичам — она была замужем за Юрием Хрептовичем (1586—1650), воеводой новогрудским.

Впоследствии Гайтюнишки много раз меняли хозяев. Однако после Нонхартов их дом-крепость никогда более не использовался под жилье — только для хозяйственных нужд. В 1946—1949 годах тут была школа механизаторов, а в 1956 году ее сменила больница.


Отзывы

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.