pl | de | by | en

По щучьему веленью

5 часов
450 км
Автомобиль

Минск – Мурованка – Желудок – Рожанка – Щучин – Старые Василишки – Минск

Путешественник, следующий по реконструированному и необычайно похорошевшему Гродненскому шоссе М6, зачастую и не подозревает, какой сюрприз приберегла для него дорога в скромной деревне Мурованка! Но стоит только свернуть с шоссе у агрогородка Можейково — и всего через несколько минут пути, среди скромного сельского пейзажа, в тесном окружении крестьянских домов, на глазах вырастает один из самых знаменитых памятников архитектуры Беларуси (категории «0»!) — храм-крепость, известный сейчас как церковь во имя Рождества Богородицы. А от Мурованки дороги проведут нас через старинные поселения, наполненные настоящими историческими сокровищами…

Точки маршрута

Сооруженная в 1524 году, церковь органично сочетает в себе готику и ренессанс. Почти квадратная в плане, покрытая высокой черепичной крышей, церковь завершена полукруглым алтарем. По углам ее поднимаются четыре цилиндрические оборонительные башни, внутри которых прежде располагались винтовые лестницы. Они выводили к помещению под крышей, где находилась боевая галерея. По всему периметру храма и в башнях были устроены бойницы, а в подземелье церкви — склад для оружия, боеприпасов и культовых ценностей. Этот оборонительный антураж убедительно довершала подъемная заслона — герса, устроенная над входом (она исчезла лишь к началу ХІХ века). 

Утонченное, ритмически выверенное пластическое решение фасадов этого храма несет на себе печать ярко выраженного ренессансного влияния. Интерьер завораживает изысканной красотой своих сводов. Нарочито-нервный рисунок ребер-нервюр, которые по воле зодчего то превращаются в сложнейшие пространственные фигуры, то собираются в пучки к четырем внутренним столбам, — лучшее доказательство свободного владения местными мастерами строительными приемами из арсенала готического искусства.

Церковь-крепость пострадала во время войн середины ХVІІ — начала ХVІІІ столетия. Долгое время пустовала. Пережила несколько ремонтов, но и сегодня, став действующим православным храмом, доносит до нас суровое дыхание своей эпохи, производит неизгладимое впечатление, когда встречаешься с ней воочию. Этим каменным стенам совсем скоро исполнится полтысячелетия, а они и сегодня кажутся несокрушимыми…

От Мурованки чуть более десятка километров до городского поселка Желудок — родины Валерия Антония Врублевского, видного  революционного деятеля,  соратника Викентия Константина (Кастуся) Калиновского. В 2011 году, к 175-летию со дня рождения В. Врублевского, в Желудке установлен памятный знак в сквере на улице, носящей его имя.

Со второй половины ХV столетия это было великокняжеское владение, затем двор, местечко, поветовый центр Виленского воеводства (до 1567 года) и даже некоторое время (1940—1962) советский районный центр. Теперь — городской поселок.

В феврале 1706 года, когда шла Северная война, здесь устроил свою штаб-квартиру шведский король Карл ХII.  Долгое время Желудок принадлежал графам Тызенгаузам. В подземелье здешнего костела, предшественника нынешней католической святыни, был похоронен самый известный представитель этой фамилии — Антони Тызенгауз. Здесь же родился его внучатый племянник Константин Тызенгауз, видный ученый орнитолог, меценат и коллекционер произведений искусства, с коим связана целая эпоха в истории Постав.  

Костел Вознесения Девы Марии (1854) в Желудке создан Каролем Подчашинским, знаменитым виленским архитектором и теоретиком позднего классицизма. На главном фасаде храма обращают на себя внимание сразу два расположенных друг над другом треугольных фронтона: один венчает костел, другой — дорический портик, устроенный перед порталом. В тимпанах обоих фронтонов — горельефное изображение Христа с детьми и «Всевидящее Око». Контраст между бутовой кладкой стен, с одной стороны, и побеленными фронтонами, колоннами, архитектурным декором — с другой, строго-уравновешенное композиционное решение, удачно расставленные скульптурные акценты сообщают костелу — при его небольших размерах — монументальное величие.  

В начале ХХ столетия на окраине Желудка молодой князь Людвик Святополк-Четвертинский заложил усадьбу. Над ее проектом потрудился блестящий варшавский архитектор Владислав Маркони, придав усадебному дому вид элегантного дворца, в котором слились воедино отзвуки французского классицизма и эмоциональные мелодии  барокко второй половины ХVIII столетия.

Ступенчатая планировка, мансардные крыши со слуховыми окнами, балюстрадная терраса, балкон на четырех парных колоннах, скульптурно-геральдическая композиция над входом, рустовка и многое другое создало живописный, покоряющий своей изысканной пластикой образ княжеской резиденции. Флигель-«замок» с шатровой башней и готическим порталом, а также хозяйственные постройки в качестве «этнографических» компонентов служили дополнением к дворцу. Остается только добавить, что свое творение В. Маркони поместил в регулярный парк. Хотя мода на «французские» парки к началу ХХ века уже давно прошла, но тут она оказалась вдруг востребованной. Судьба князя Л. Святополк-Четвертинского сложилась трагично:  в 64 года он погиб в Освенциме. Ныне пустующая усадьба доживает свой век в окружении могучих деревьев одичавшего парка…

Здесь нас ожидает встреча с костелом Свв. Петра и Павла (1827). Храм построили на средства сенатора Царства (Королевства) Польского Людвика Михала Паца, а век спустя — переделали.  Храм возведен из кирпича и бутового камня. В нем уже легко различимы проявления неоготического стиля, который станет доминирующим в католическом зодчестве второй половины ХIX и, особенно, начала ХХ столетия.   

В композицию прямоугольного храма с пятигранной апсидой введен трансепт, чьи крылья, как и главный фасад, увенчаны ступенчатыми щитами. Тонкая четырехгранная башня-звонница (восьмерик на четверике) поставлена асимметрично, у правого угла фасада, и накрыта высоким шпилем. Готический антураж (стрельчатые окна, контрфорсы, башенки-фиалы и пр.) еще не очень выразителен, но уже набирает силу.

Но особенно броско, с известной долей шика, демонстрирует себя фасадная стена, где на камень нанесены лепной герб, широкий орнаментальный пояс и утонченный рисунок из вертикально-горизонтальных белых линий. Пройдет семь-восемь десятков лет — и неоготика пропоет свою лебединую песню!  На Щучинщине мы ее услышим в Старых Василишках, завершая наш маршрут.   

А теперь – Щучин.

Известен город с 1537 года как частновладельческое местечко, принадлежавшее в ту пору князьям Радзивиллам. В 1718 году здесь был основан монастырь пиаров, при котором восемь лет спустя открыли школу, или коллегию. Со временем она, словно «по щучьему веленью», стала одной из крупнейших среди ей подобных в Центральной и Восточной Европе!

Пиары (не путать с сегодняшними PR-специалистами!) с ХVI столетия стали реформаторами системы образования в Речи Посполитой. Обучение в коллегии длилось шесть лет. За это время учащиеся должны были не только усвоить историю религии, богословие, латинский и восточные языки, но и овладеть искусством красноречия. Кроме того, в программу обучения были включены математика, физика, история, право… При коллегии был физический кабинет, ботанический сад; ее библиотека насчитывала более двух тысяч томов.

Со здешней коллегией пиаров связана педагогическая и научная деятельность крупных ученых ХVІІІ — первой половины ХІХ века. Вот лишь несколько имен. Матей Догель — автор «Дипломатического кодекса Королевства Польского и Великого Княжества Литовского», в котором были собраны документы по истории дипломатии Речи Посполитой. Казимир Нарбут – создатель учебника по логике и автор большого курса по философии. Станислав Бонифаций Юндзилл — известный ботаник и зоолог; став профессором, он возглавил кафедру естественной истории Виленской академии. Аниол Довгирд преподавал в коллегиуме физику, математику, географию, риторику, поэтику и французский язык; углубленно занимался вопросами философии, логики и психологии.

Наконец, именно здесь, в Щучине, набирался знаний Игнат Домейко — всемирно известный ученый и путешественник, «апостол науки в Чили», как именовали его в Латинской Америке. Летом 2002 года 200-летие со дня рождения Игната Домейко отмечал весь мир. Эта дата была включена в Календарь знаменательных дат и выдающихся событий ЮНЕСКО.

Сегодня о пребывании пиаров в Щучине напоминает сооруженный в стиле классицизма костел Св. Терезы. После восстания 1830—1831 годов монастырский костел стал приходским. Он действовал до 1962 года, затем был закрыт советскими властями, а в 1989 году возродился. Ныне вместе с православной церковью Св. Михаила костел образует выразительную силуэтную группу исторического центра города.

В последнее время в Щучине, и опять-таки словно «по щучьему веленью», чудесным образом преобразился бывший Дом офицеров, которому вернули его прежний элегантный облик дворца князей Друцких-Любецких, прежних владельцев города.

Здание в стиле неоклассицизма возвел виленский архитектор Тадеуш Ростворовский, представив в своем исполнении своеобразную реминисценцию дворца Малый Трианон, созданного в 1768 году архитектором Анж-Жаком Габриэлем в Версале — резиденции французских королей. Такая нарочитая аналогия была отнюдь не случайна: заказчик дворца князь Владислав Друцкий-Любецкий был внуком Франтишека Друцкого-Любецкого, влиятельного министра финансов Царства Польского. Последний, живя в Париже в 1830-х годах, был воодушевлен Версалем. Видимо, эта страсть передалась и внуку, который позволил себе сию экстравагантность — сделал «маленький Версаль» прямо в Щучине!

До окончательной отделки дворца Владислав, однако, не дожил — жизнь его закончилась в 1913 году скандальным убийством, о котором потом долго судачили в Европе и даже в Америке. Похоже, тень трагической судьбы французской королевы Марии Антуанетты, сделавшей Малый Трианон своей дорогой игрушкой, неким мистическим образом легла на детективную историю кончины владельца щучинского дворца…     

Это монументальное здание, в коем, казалось, витал призрак князя Владислава, принадлежало роду Друцких-Любецких до 1939 года; в советское время его обжило для своих нужд военное ведомство (благо в Щучине базировались тогда два грозных авиаполка, расформированные в 1992 году). А теперь дворец, конечно же «по щучьему веленью», стал Центром творчества детей и молодежи…    

И сам город, и его окрестности изобилуют именами замечательных людей — уроженцев этой земли. Ограничимся лишь тремя примерами, зато какими! В усадьбе Пещин родилась знаменитая белорусская поэтесса Тетка, чье подлинное имя — Алоиза Пашкевич. Публицистическая заостренность, революционный пафос, яркая метафоричность — таковы особенности поэзии Тетки. Кроме стихов, писала повести, очерки, статьи… Наконец, она была страстной путешественницей. Побывала во многих странах, которые описала в своих путевых очерках, но, живописуя чужеземные красоты, Алоиза скажет напоследок: «Нiдзе так не пекна, як у нас».

В местечке Демброво под Щучином родился именитый живописец и график Казимир Альхимович. Происходил он из небогатой шляхетской семьи. За участие в восстании 1863 года был сослан в Сибирь и лишь спустя шесть лет вернулся домой по амнистии. Поселился в Варшаве, откуда и началось его восхождение к вершинам изобразительного искусства. Его творческим кредо стала историческая живопись. Свои сюжеты он черпал из истории Великого Княжества Литовского. Плодотворно работал и в бытовом жанре, и как график. Наиболее удачными оказались те его иллюстрации, в которых он передал красоту наднеманского края, белорусских лесов, болот и пущ. Привязанность к родной земле, к ее языку, культуре Альхимович сохранял до конца своих дней.

Еще одно славное имя уроженца щучинской земли мы вспомним в Старых Василишках.

Попав сюда, с огромным изумлением открываешь для себя здешнюю святыню, ее гордость — костел Свв. Петра и Павла. Этот великолепный архитектурный монумент — настоящая готическая скульптура.  Соорудил ее в 1903 году известный польский архитектор Константин Войцеховский.

Храм-корабль горделиво идет под распущенными парусами двух трехъярусных башен. Струящиеся с верха башен ступенчатые контрфорсы вибрируют, как полотнища парусов при попутном ветре. Эта игра линий, этот трепет камня переходит на боковые фасады — и захватывает зрителя своей брутальной динамикой.

Арка портала выложена плитами с надписями, на которых написаны имена тех, кто делал пожертвования на строительство храма, однако надписи очень неразборчивы: они были замазаны по распоряжению советских властей.

Пылающий красный кирпич сменяется в интерьере светлой штукатуркой, покрытой орнаментальными росписями. Широкий шаг восьми мощных столбов, делящих базилику вдоль и поперек, увлекает вошедшего, направляя его к главному алтарю, двум боковым и двум кулисным. В их оформлении, как, впрочем, и в оформлении всего интерьера, блестяще реализован замысел-желание — превратить внутреннее пространство храма в единый целостный ансамбль. Кажется, все виды пластических искусств: архитектура, скульптура, живопись, резьба по дереву, чеканка, витраж — сошлись здесь в своем усердии материализовать христианскую идею средствами готической эстетики…   

Для вящей убедительности тут прибегли даже к чисто театральному приему — соорудили… пещеры как метафору Вифлеемского вертепа, в котором родился Спаситель, и Гроба Господня, где он опочил. Альфа и омега…

При входе в костел установлена мемориальная плита с надписью: «Чеслав Немен (Выджицки). Род. 16.02.1939 г. в Ст. Василишках, умер 17.01.2004 г. в Варшаве. Великий артист, знаменитый певец, вокалист поколений, инструменталист, композитор, которому Бог дал необыкновенный музыкальный талант. 17 января 2005 года. Земляки»

Восхождение к вершинам славы началось для Немена в 1960-х годах. Как писал журнал «Jazz Forum», «удивительный мир его звучаний и философии жизни возник в результате столкновения двух разных культур, даже в чем-то двух отличных цивилизаций: Востока и Запада, на стыке традиции и современности, музыки старой и новой, народной и городской, светской и религиозной, популярной и классической, джазовой и экспериментальной, акустической и электронной… Он был артистом Ренессанса, который пробивал границы стилей, высказывался в разных областях искусства. Инфантильную рок-музыку он перенес в иное измерение, привнеся в нее тексты из самых святых канонов великой поэзии».

Последний его альбом датирован 2001-м годом… Музыкант не дожил месяца до своего 65-летия.  В Старых Василишках в 2011 году создан клуб-музей Чеслава Немена в стенах дома, в котором он родился.


Отзывы

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.