en | by | pl | de

В краю замков, рыцарей и поэтов

300 км
4,5 часа
Автомобиль

Минск – Мир – Турец – Кореличи – Щорсы – Лавришево – Сенно – Любча – Минск

Маршрут проходит по землям Понеманья – именно так именуют Гродненскую область. И в самом деле, здесь, в северо-западной части страны, Неман и самое впечатляющее природное украшение, и одновременно та водная артерия-дорога, что наложила свой неповторимый отпечаток на особенности быта, привычки, обряды, историческую судьбу живущих тут издревле людей. Начиная с середины XIII столетия Понеманье было тем ядром, вокруг которого формировалось Великое Княжество Литовское. Оттого долина Немана и ныне изобилует великолепными историческими памятниками. Некоторые из них – яркие и значительные – включены в это путешествие.


Точки маршрута

Наше путешествие начинается от АЗС № 30, расположенной при дороге Р1 вблизи деревни Волчковичи, что прильнула к берегу созданного в 1967 году водохранилища Птичь, именуемого еще и Волчковичским.

В 1395 году на Мир напали крестоносцы и сожгли его. Так попал он на страницы исторических хроник. С 1434 года Мир становится частным владением крупных феодалов, среди которых были Ильиничи и Радзивиллы, и с годами превращается в местечко, более того — в центр Мирского графства.

В конце ХVІ — начале ХVІІ столетия Мир обнесли земляными валами, придав поселению крепостной облик. Попасть в него можно было через четыре брамы (их фундаменты обнаружены археологами). Названия брам — Замковая, Виленская, Минская, Слонимская — указывали на направления основных дорог, пересекавших местечко.

В 1579 году Мир получил от своего тогдашнего владельца Миколая Крыштофа Радзивилла Сиротки (1549—1616) привилей, вводивший некоторые права городского самоуправления. Сюда быстро потянулись ремесленники и торговцы: белорусы, татары, евреи, цыгане… Эта пестрота национального состава местечковцев рождала особый уклад жизни городка и проявилась в том, что на Рыночной площади оказались в близком соседстве различные религиозные святыни: костел, церковь, иешива с синагогами и мечеть. На мирские базары стекались товары и купцы со всей Беларуси, из Польши, Прибалтики и России…

Сегодня имя этого городского поселка, в котором насчитывается две с половиной тысячи жителей, известно далеко за пределами страны благодаря его главной исторической достопримечательности — замку. В 2000 году он включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Стены и башни готического замка появились в 1520-х годах, ренессансный дворец внутри — в конце ХVІ ― начале XVIІ века.  Магнатская резиденция сохранила свой аутентичный облик и по окончании реставрационных работ превратилась в музей с многоплановыми экспозициями.  

Рядом с замком на берегу озера разбит в конце ХІХ ― начале ХХ века парк, украшенный часовней-усыпальницей, что возведена в стилистике модерна в 1904 году последними титулованными владельцами Мира ― князьями Святополк-Мирскими. На другом конце озера находятся частично уцелевшие постройки их усадьбы.

В центре самого городка сохранилась застройка бывшего Рынка ― ныне площади 17 Сентября, на которую выходят своими фасадами монументальный ренессансный костел Св. Николая начала ХVІІ века, основанная в XVI столетии Троицкая церковь, жилые постройки и торговые лавки конца ХІХ ― первой трети ХХ века.

Вблизи площади располагаются здание кагала (еврейское самоуправление), две синагоги и иешива (талмудистская академия, в которой готовили раввинов) ― последние принадлежат ХІХ столетию.  

Замок и его богатое архитектурно-ландшафтное окружение, включая и сам поселок, формируют особую ауру, которая служит прекрасным «обрамлением» для организуемых тут в последнее время многочисленных мероприятий. Это рыцарские турниры, театрализованные реконструкции событий далекого минувшего, концерты симфонической, фольклорной, эстрадной музыки, выступления танцевальных коллективов, выставки художественной фотографии, живописи, ярмарки-продажи изделий из керамики, соломки, льна и др. В стенах замка открыты гостиница, ресторан, сувенирный магазин.     

Есть в Мире еще одна достопримечательность. Это — частный музей любителя старины и энтузиаста-краеведа Виктора Сакеля. Его собрание старинных монет, интересных исторических документов и фотографий Мирского замка, титулованных  владельцев княжеской резиденции располагается в здании, построенном в начале ХХ века на том месте, где прежде стояла мирская корчма. Именно в ней знаменитый белорусско-польский поэт Владислав Сырокомля услышал  печальный рассказ мирского ямщика-почтальона, ставший основой первого стихотворения поэта — «Почтальон». Переведенное с польского на русский и положенное на музыку, оно известно ныне как русская народная песня «Когда я на почте служил ямщиком…».

достопримечательности
Замок в Мире (Мирский замок)

Замок в местечке Мир, известном с конца ХIV века, заложил магнат Юрий Ильинич – произошло это, вероятнее всего, в 20-х годах ХVІ столетия.

Костел Святого Николая в г.п. Мир

Деревянный костел Святого Николая был выстроен на этом месте Николаем Радзивиллом Сироткой в 1599 году и уже совсем скоро – в 1605-м – заменен основательным каменным храмом.

Церковь Святой Троицы в г.п. Мир

Эта церковь была сооружена между 1533 и 1550 годами. В 1705-м она стала униатской при базилианском монастыре (упразднили в 1824-м).

Часовня-усыпальница князей Святополк-Мирских

Часовня была построена в 1904 году как родовая усыпальница князей Святополк-Мирских, последних владельцев Мирского замка.

Синагогальный двор в Мире

В Мире сохранился уникальный архитектурный ансамбль еврейских построек, который формировался с XVIII по XX век. 

Здание бывшей иешивы в Мире

Иешива – это еврейское высшее религиозное учебное заведение, где изучают Талмуд и готовят раввинов. Мирская иешива была основана в 1815 году и являлась второй по величине в Беларуси.

Еще

На подъезде к этой деревне в 2002 году поставлен памятник жертвам Первой мировой войны –  «От жителей Турецкого сельсовета», как сказано в надписи на стеле. Галицко-Волынская летопись датирует Турец 1276 годом.

Поставленный на возвышении, видный далеко окрест, храм Покрова Пресвятой Богородицы (1888) — один из лучших примеров ретроспективно-русского стиля в церковном зодчестве Беларуси последней трети ХIX века.  Масштабная композиция, величавое пятикуполье, живописно прорисованный силуэт двухъярусной звонницы с округлой главкой отличают эту церковь. Сложена она из бутового камня, на фоне которого контрастируют не перегруженные деталями узоры штукатурного декора. Подле святыни — вросший в землю таинственный крест: чья рука и когда высекла его из камня-валуна — неизвестно.

В Турце родилось немало знаменитостей. Это — самобытный поэт и переводчик Анатолий Деркач (1887—1937); наделенный великолепным басом певец и известный деятель послевоенной белорусской эмиграции в США и Канаде Петр Конюх (1910—1994); выдающийся физик-теоретик, академик Национальной Академии наук Беларуси, доктор физико-математических наук, профессор Федор Иванович Федоров (1911—1994).

Исторический центр Кореличей сформировался  на пригорке уже в ХIV столетии. В ту пору это было великокняжеское владение — двор, который в 1395 году разорили крестоносцы, в связи с чем он попал в письменные источники. Впоследствии Кореличи принадлежали магнатам Чарторыйским, а с ХVІІ столетия — Радзивиллам. Усадьба последних существенно меняла свой облик от века к веку. К 1730-м годам она включала в себя барочный дворец, большой «итальянский» сад с оранжереями и лабиринтами. В усадебный комплекс входили также флигель, хозяйственные постройки, из которых сохранилось только здание винокурни.

В 1752 году Михал Казимир Радзивилл по прозвищу Рыбонька поручил своим придворным мастерам во главе с Ксаверием Домиником Гесским изготовить серию шпалер под общим названием «История Нашего Дома» для украшения родового Несвижского замка. И уже менее чем через 15 лет шпалеры висели в залах замка, где находились до 1939 года. Ткали же их здесь, в Кореличах. Возникла эта шпалерная мастерская, или мануфактура, в 1760 году. Просуществовав почти треть века, она навсегда вписала имя Кореличей в историю искусств.

По характеру исполнения кореличские ковровые изделия делились на два вида. На одних присутствовал растительный орнамент; другие изображали исторические сцены, связанные с родом Радзивиллов. Картоны для шпалер выполняли придворные художники Гесские (отец и сын), Лютницкий и др. Вместе с местными мастерами работали в Кореличах и приезжие ткачи.

В настоящее время из десяти созданных в Кореличах шпалер известны пять: четыре из них находятся в музеях Польши (в Кракове и Варшаве), одна — во Львовском историческом музее. Ручное производство шпалер и другие виды коврового ткачества существовали в Беларуси до середины ХІХ века. С появлением машинной техники мануфактуры, придя в упадок, закрылись.

Где конкретно располагалась кореличская мануфактура — сказать трудно. Но наверняка неподалеку от резиденции ее владельцев, вокруг которой складывалась застройка имения, а потом и местечка с Рыночной площадью, сейчас именуемой площадью 17 Сентября. На ней и вблизи нее можно увидеть и рядовую застройку начала ХХ века, и неоклассицистический костел Божией Матери Неустанной Помощи (1938), и церковь Свв. Петра и Павла (1861), исполненную в ретроспективно-русском стиле. 

Рядом с церковью установлен памятник Яну Чечоту (1796—1847), известному белорусскому фольклористу, поэту, драматургу. Он родился в имении Малюшичи, что в 10 километрах от Кореличей; учась в доминиканской школе в Новогрудке, подружился с Адамом Мицкевичем, который сказал о Я. Чечоте так: «Хто ж пакажа лепш, чым Янка, у вершы шылераўскi спрыт?»

Бывшее имение, а ныне агрогородок впервые упоминается (как Щерсы и даже Счерсы) в середине ХV столетия как владение Хрептовичей. При Иоахиме Литаворе-Хрептовиче, последнем канцлере ВКЛ, здесь было развернуто огромное хозяйство: изготовляли фурманки, колеса, варили отличное пиво, занимались животноводством, впервые в Беларуси ввели севооборот…

После отставки канцлер теряет былую энергию и, отойдя от дел, передает Щорсы своему сыну Адаму — ревностному продолжателю дела отца как на хозяйственном поприще, так и в науке, просветительстве, меценатстве. Потомки Адама оказались не столь активными, а со смертью в Париже, в 1892 году, его племянника Михала Хрептовича древний графский род угас.    

Имению не повезло в Первую мировую войну, когда через него прошла линия фронта. Сохранились лишь фрагменты усадьбы: библиотека, служебные и хозяйственные постройки, старинный парк. Своей величавой статью украшает центр села построенная Хрептовичами Димитриевская церковь (1776) — первоначально униатская, теперь православная. 

Прежний облик родового гнезда запечатлели рисунок Наполеона Орды, гравюры, фотографии. С этих изображений на нас смотрит великолепный дворцово-парковый ансамбль в стиле французского классицизма эпохи Людовика ХV. В сооружении дворца в 1770-х годах принимали участие первоклассные иностранные мастера: итальянцы Джузеппо Сакко и Карло Спампани, а также француз Якуб Габриэль.

Поодаль от дворца размещалась библиотека, в которой сберегалось уникальное собрание книг и рукописей по истории и культуре Беларуси, Литвы и Польши — около двадцати тысяч учетных единиц хранения. Тут работали астроном и просветитель  М. Почобут-Одляницкий, историки И. Данилович, И. Лелевель, Ю. Ярошевич, поэты В. Сырокомля  и  Я. Чечот. Неоднократно бывал в щорсовской библиотеке Адам Мицкевич. Именно здесь осенью 1819 года у него возник замысел романтической поэмы «Гражина». Строки этой поэмы и исполненного щемящей грусти сонета «К Неману», написанного в августе 1821 года, по легенде, рождались в парке под сенью дуба-великана, теперь уже, увы! погибшего...

На западной окраине Щорсовской усадьбы располагается так называемая «Мурованка Хрептовичей» — комплекс хозяйственных построек второй половины ХIX века, выдержанных в «замковом» стиле. Сложенные из красного кирпича, ныне не используемые здания заключены в могучие стены с угловыми круглыми башнями. Издали эта «Мурованка» выглядит донельзя интригующе…

Свое название село получило от слова «лавра», ибо тут с давних пор находился знаменитый на всю округу православный монастырь — один из религиозно-культурных центров Беларуси, в котором велось летописание, действовали учебные заведения, творилась история и случались чудеса... 

Основание обители связывают с преподобным Елисеем Лавришевским. Считается, что Елисей был сыном жемойтского князя Троняты и занимал высокое положение при дворе великого князя Миндовга. Умер преподобный около 1250 года, и после смерти его мощи прославились чудесами. Во время набега крымских татар на окрестности Новогрудка в 1505 году мощи Елисея были спрятаны в землю. Татары подожгли монастырь, но, увидев, что его двор вдруг наполнился конницей, в ужасе бежали. Это чудо и послужило основанием для канонизации преподобного Елисея на Виленском соборе 1514 года.

По другой версии, Лавришевская обитель была основана около 1258 года старшим сыном Миндовга – Войшелком, который нашел здесь приют от своих врагов — галицко-волынских князей и, возможно, использовал Лавришевский монастырь для крещения языческой Литвы. Есть также версия, что Войшелк не кто иной, как Елисей Лавришевский.

Но и это еще не все! В Лавришевском монастыре прежде хранилось рукописное иллюстрированное Евангелие ХІV века (сейчас оно находится в Национальном музее Чарторыйских в Кракове), на чьем окладе, осыпанном драгоценными камнями, было помещено изображение святого, которого многие исследователи отождествляли с Войшелком. Недавно, однако, появилось мнение о том, что это не Войшелк, а греческий святой Димитрий Солунский, пострадавший за Христа при римском императоре Диоклетиане. Между прочим, Солунь — это Салоники, что неподалеку от Афона, куда направился было Войшелк, да так и не дошел…

Осталось ли в Лавришево что-нибудь от знаменитого некогда монастыря? В ХVІІ веке православная обитель стала униатской — в ней проводились соборы, действовали семинария, архив, библиотека. После упразднения униатства строения монастыря исчезли. До наших дней дошла только возведенная униатами в 1768 году Успенская церковь, которая имитирует в дереве формы каменной барочной базилики. В ХІХ веке храм перестроили в православном вкусе, но он сохранил черты культовой постройки предыдущего столетия. В 1997 году здесь возвели церковь в честь преподобного Елисея Лавришевского и поставили памятник ему.

В 1840-х годах тут, в доме шляхтичей Шестоковских, учительствовал уроженец Новогрудского повета Винцесь Коротынский (1831—1891), известный белорусско-польский поэт, журналист, переводчик, секретарь Владислава Сырокомли и издатель его произведений.

А стоит чуть-чуть отъехать от села, как у дороги обрисуется крест на могиле матери и сына — Эвелины и Адама Пусловских. История гибели 21-летнего Адама, тайно погребенного тут своей матерью, пронзительна и трагична…

Весть о восстании 1863 года застала Адама в Ягеллонском университете в Кракове — и, недолго думая, он возвращается на родину. Вскоре в Петербург пришло донесение о появлении вблизи Новогрудка «двух шаек», одной из которых командовал Адам Пусловский. Отряды инсургентов соединились вблизи местечка Налибоки и почти сразу же были атакованы казаками и ротой Староингерманландского пехотного полка. В этом бою Пусловского взяли в плен. Отцовский дом он покинул 6 апреля, а вышеупомянутая стычка произошла 7-го — участие Адама в восстании измерялось часами!

Казалось, милосердие возобладает... Тем не менее был вынесен жестокий расстрельный приговор, да к тому же в дело вмешалась фатальная неожиданность. В тот самый день, когда судебное постановление поступило в Вильню, туда прибыл главный начальник Северо-Западного края М. Муравьев — и сработал его незыблемый принцип: запугать! Адама Пусловского расстреляли на новогрудской улице 26 июня 1863 года, даже не позволив ксендзу исповедовать юношу… Он стал одной из первых жертв Муравьева-«вешателя».

В своей до обидного короткой жизни Адам Пусловский не успел вкусить ничего, ибо жаждал наиценнейшего ее дара — свободы. Поставленный в начале 1990-х годов на могиле Пусловских памятник-крест — дань благодарных потомков юному рыцарю свободы и матери, его воспитавшей.

В прошлом Любчу именовали и Любч, и Любчо, и Любеч. Ее письменная история восходит ко временам Миндовга. Не исключено, что именно в Любче находилась резиденция первого бискупа (епископа) Литвы Вита, монаха-доминиканца из Польши. Однако он вскоре был заменен бискупом-немцем Христианом — первым официальным и законным бискупом ВКЛ, который, еще будучи пресвитером Ливонского ордена, крестил Миндовга в католичество в 1250 (или 1251) году. Похоже, это крещение состоялось именно здесь, в Любче, хотя из-за отсутствия в хрониках прямых указаний на сей счет местом крещения Миндовга чаще всего называют Новогрудок. 

Среди владельцев Любчи в разные исторические эпохи были великие князья литовские Гедимин и Александр, жена Витовта Ульяна Гольшанская, представители могущественных родов Кежгайлов и Гаштольдов. С 1574 года Любча принадлежала Яну Кишке, став при нем прибежищем для ариан. Их святыня (сбор) была заложена тут в 1589 году. Располагался храм между городом и замком, над Неманом. При сборе были школа, госпиталь. Виднейшие ариане со всей Речи Посполитой съезжались сюда на свои синоды.

После смерти бездетного Яна Кишки в 1592 году его единомышленники были изгнаны отсюда. Их место заняли кальвинисты, горячо опекаемые Радзивиллами младшей линии, к которым Любча перешла после брака вдовы Яна Кишки со знаменитым полководцем, воеводой виленским и гетманом великим литовским Крыштофом Радзивиллом Перуном.

Кальвинисты открыли в Любче в 1612 году крупную типографию, которая действовала почти полстолетия. В ней было опубликовано более ста изданий на польском и латинском языках (книги по истории, географии, медицине, философии, поэтические произведения, панегирики, сборники моральных сентенций и т.п.). Активная деятельность кальвинистов превратила Любчу в один из просветительских и литературно-издательских центров не только Великого Княжества Литовского, но и Европы.

В первой половине ХVІІ века Любча славилась своей картинной галереей, в которой фамильные портреты соседствовали с натюрмортами и пейзажами, исторические полотна — с картинами на античные и библейские сюжеты. Здесь были представлены работы великих мастеров немецкого Ренессанса Альбрехта Дюрера и Лукаса Кранаха Старшего. Радзивилловская кунсткамера сберегала экзотические чучела животных, уникальные собрания оружия, часов, древних книг и многое другое. Занимались в Любче художественной обработкой стекла: гравировали его алмазом, украшали резьбой, росписью золотом и красками.

Все это было неразрывно связано с Любчанским замком, строить который в 1581 году начал Ян Кишка, а окончили в ХVІІ веке Радзивиллы. Возвели замок на высоком берегу Немана в виде квадрата со стороной в 85 метров и с четырьмя башнями по углам. С трех сторон княжескую резиденцию окружали широкие и глубокие рвы, со стороны Немана — подпорная каменная стенка. Массивные трехъярусные башни по своим пропорциям и конструкциям напоминали башни уже упомянутого Мирского замка. Они предназначались для жилья и обороны и были увенчаны флюгерами с радзивилловским гербом.

Внутри замка находился дворец и хозяйственные постройки. Обветшавший с годами деревянный дворец был заменен в ХІХ веке белокаменным, с богатым неоготическим декором, который придавал постройке, парившей над Неманом, романтическую одухотворенность. Во время Первой мировой войны дворец был уничтожен, а из его остатков соорудили школу.

С 2003 года началось восстановление Любчанского замка силами волонтеров на частные пожертвования. Две уцелевшие и обновленные недавно реставраторами замковые башни стоят сегодня над Неманом как сторожа Истории...


Отзывы

Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.