Ru
En Bl

Тадеуш Новогродский: «Старинное Евангелие – не единственный раритет, найденный в экспедициях»

Автор: Надежда Суслова

Недавно все республиканские СМИ опубликовали новость о том, что раритетное Евангелие возрастом около 300 лет было найдено во время этнографической практики студентов исторического факультета. Мы попросили рассказать об этой и других интересных находках руководителя экспедиции заведующего кафедрой этнологии, музеологии и истории искусств исторического факультета БГУ, профессора, доктора исторических наук Тадеуша Новогродского.

– Тадеуш Антонович, стало известно, что студенческая экспедиция на Гродненщину была 28-й по счету. А как вообще родилась идея подобных поездок?

Для меня лично это действительно двадцать восьмая экспедиция, учитывая, что во время моей учебы в аспирантуре Института искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы Национальной академии наук Беларуси, мне тоже приходилось ездить в такие этнографические путешествия. А на истфаке БГУ это 22-я такая экспедиция. И, действительно, инициатива исходила от меня, потому что такой опыт уже был. А до этого у студентов были только археологические практики. Но я всегда считал, что будущие этнографы должны ближе знакомиться со своей страной.

20190713_125215.jpg

– За это время кто побывал в этих экспедициях?

Этнографические экспедиции обязательны для студентов первого курса. За эти годы в различных регионах побывало более 500 ребят.

– Почему эти поездки называются именно экспедиции, а не практика или что-то другое?

Мне кажется, название вполне оправдано. Словари дают такую трактовку: экспедиция – это путешествие со специально определенной целью – научной или военной. У нас экспедиция носит научный характер, и это, безусловно, путешествие. Мы зачастую сталкиваемся с таким явлением: многие первокурсники дальше столичной кольцевой никуда не выезжали! И для них поездка в любой регион – это настоящее приключение. Потом они втягиваются, привыкают и увлекаются своей работой и общением.

– Какие цели вы ставите перед собой и ребятами? Как экспедиции воспитывают их и что прививают? Какие они приобретают навыки?

Дело в том, что лекции, прочитанные и прослушанные в аудитории, конечно, очень важны. Но экспедиция – это совершенно другое. Мы приезжаем на место, размещаемся, проводим предварительную беседу. Организуем экскурсию по деревне или местечку. Знакомимся с местными достопримечательностями. Затем ребята делятся на группы и начинают работать. Они приходят к местным жителям, а это зачастую очень пожилые люди, беседуют с ними, записывают рецепты местных блюд, рассказы об обычаях и обрядах, о жизни… Именно нематериальное культурное наследие является главным объектом исследований. Бывает и так: если старики одинокие, то студенты им помогают – и покосить, и ягоды-фрукты собрать, и грядки вскопать, и прибраться…Уровень общения совершенно другой. Многие из детей в деревне никогда не бывали, и им интересен быт этих людей. За две-три недели ребята как бы находят себе родственников. И это – очень важный опыт и человеческое общение.

Кроме того, зачастую студенты видят определенные этнографические темы, которые затем трансформируются в научные работы. Например, наша бывшая студентка Ольга Бартош увлеклась во время экспедиции темой жизни и быта цыган. Она написала диплом на эту тему, защитила кандидатскую диссертацию, и теперь читает лекции по цыгановедению в зарубежных университетах. И таких примеров множество.

20190718_112852.jpg

– Как вы определяете регионы и районы, где можно проводить экспедиции? И где проходила самая первая?

Самая первая экспедиция прошла на Браславских озерах в деревне Зазоны. Часть этой практики была археологической, а часть – этнографической. Нам со студентами тогда очень повезло: мы смогли побеседовать с людьми 1900 года рождения. Узнали и записали массу интересного! Хорошо помню и еще одну экспедицию – она была организована в Беловежскую пущу, в Каменецкий район. Над тем, куда отправиться летом, начинаем думать уже в марте. Чаще всего определяем регион по личным связям и контактам. За эти годы мы побывали в Браславском, Лепельском, Глубокском, Пружанском, Каменецком, Островецком, Лидском, Копыльском и многих других районах Беларуси. Наша последняя экспедиция прошла в деревне Деречин Зельвенского района.

Пока, к сожалению, Могилевская и Гомельская области нами не так подробно изучены.

–  Были ли за эти годы знаковые находки, подобные найденному Евангелию?

За время наших экспедиций было найдено множество настоящих раритетов. Когда, например, мы изучали регион Беловежской пущи, то собирали этнографические предметы для музея. Обнаружили у местных жителей, на чердаках, в заброшенных домах более 250 экспонатов – это и расписные старинные «куфары», и предметы ткачества, и даже такую любопытную вещь, как деревянная «стоялка» для ребенка – прототип современных ходунков. А в прошлом году одна бабушка подарила нам икону второй половины XIX века – образ Святой Варвары Великомученицы. Мы передали этот бесценный дар в Национальный исторический музей. Наши находки пополнили экспозиции районных краеведческих музеев – в Браславе, Лунинце, Глубоком и других.

– В последнее время на практике ваши студенты изучают местные кулинарные обычаи, рецепты и т.д. Расскажите, пожалуйста, об особенностях региональных кухонь…

Я всегда утверждал, что национальная белорусская кухня есть сумма региональных кухонь. Для каждого региона Беларуси характерна своя, выработанная на протяжении столетий местная кухня, которая развивалась на основании опыта предков, впитывая все лучшее от наших соседей, адаптируя новые продукты в питании на свой лад, что придавало ей местное своеобразие и неповторимый вкус. Так, например, для Браславского региона визитной карточкой могут стать гульбишники, традиционное блюдо местных старообрядцев, которое перешло в питание местных жителей, сегодня это блюдо может стать местным узнаваемым брендом региона. В Мотоле Ивановского района, сегодня всех гостей во время праздников и фестивалей угощают мотольской шурпой. В регионе Беловежской пущи популярны разнообразные настойки на травах и ягодах (клюквенная, земляничная, рябиновая, можжевеловая и т.д.). На Лепельщине, Глубоччине готовили клецки с «душами», в регионе белорусско-литовского пограничья – цепеллины, на Гродненщине – пызы. На Полесье и в северо-восточных регионах Беларуси значительный удельный вес в питании местных жителей занимала рыба. Рыбу употребляли вареную, печеную на огне или в посуде в крестьянской печи, вяленную на солнце, маринованую и соленую. В поминальные дни, а также во время поста готовили рыбный студень. Из мелкой рыбы делали рыбные клецки – галки. На Полесье, по свидетельству этнографа А.К. Сержпутовского, распространенным продуктом питания были вьюны. Их жарили, сушили в печке, засаливали в бочках. При организации студенческих экспедиций мы старались учитывать эти региональные особенности в традиционной культуре питания белорусов.

– После каждой экспедиции в итоге вы получали бесценные материалы, а затем оформляли их в виде книг по местным кухням.

Действительно, было подготовлено и издано несколько книг. Первой была «Народная кухня мотолян». Затем появилась «Народная кухня тышковцов». Были изданы также «Народная кухня Семежево» и «Народная кухня Лепельщины».

– Но собранного материала гораздо больше. Почему же не изданы книги по итогам других экспедиций?

Все, как и обычно, упирается в недостаток средств. Поэтому мы всегда очень благодарны тем районам, которые финансово поддержали издание этих книг. По итогам экспедиции в Зельвенский район мы собрали огромное количество уникальных материалов – более 500 страниц. Надеемся, что Зельвенские власти поспособствуют изданию книги.

20190725_102113_600.jpg

– Хотели бы вы из этих материалов создать некую антологию местных кухонь?

Это было бы просто чудесно. Представляете себе, насколько уникальным было бы это собрание?!

– Время идет быстро, бабушки и дедушки уходят из жизни. С кем будут беседовать студенты через пять-десять лет?

Да, проблема такая существует. Поэтому так бесценен собираемый студентами материал: беседы, записи, фотографии. Но, с другой стороны, в регионах всегда останутся люди, которые либо что-то слышали от своих предков, либо расскажут о советских временах и обычаях. А для ребят – это тоже история.

– И немного о последней находке. Исходя из публикаций в прессе, можно решить, что драгоценное издание Евангелия вы изъяли и куда-то его денете. Нужно прояснить ситуацию.

Это ошибочное мнение. У нас нет никаких прав на семейную реликвию, которая передается из поколения в поколение. Владельцем раритета является житель Зельвенщины Александр Калюто. Если бы он захотел, например, подарить Евангелие – тогда дело другое. А так – книга останется в семье.

– Спасибо за беседу.

Кандидат исторических наук, доцент кафедры этнологии, музеологии и истории искусств исторического факультета БГУ Ирина Олюнина добавила:

Я бы хотела подчеркнуть уникальность наших экспедиций, поскольку они уникальные в стране – как по долговременности, так и по методике проведения. Студенты получают не только навыки сбора полевого этнографического материала, но и учатся взаимодействию друг с другом и информантами. Мы уделяем большое внимание подготовительному этапу.

Тадеуш Антонович читает авторскую вступительную лекцию по методике полевой работы, подробно анализирует опросники. Я веду тренинги по командной работе и тайм-менеджменту, моя коллега, доцент Ирина Бочило, проводит лекцию по специфике работы с информантами, особенностям фотографирования. Мы организуем встречи с местными краеведами, экскурсии, посещаем церкви, костелы, музеи, дома ремесел. Именно поэтому сбор материалов осуществляется максимально эффективно. Главной ценностью наших экспедиций являются не иконы, книги и другие предметы материальной культуры – безусловно, очень важные и ценные находки – а студенты, которые в процессе работы осознают многообразие культуры страны, в которой они родились и выросли, и уникальные сборники полевых этнографических материалов, в которых зафиксированы региональные элементы традиционной культуры белорусов. Эти сборники – ценнейший источник для дальнейшего изучения и практического применения традиций народной культуры, они востребованы у хозяев агроэкоусадеб, работников национальных кафе и ресторанов, музейных работников и т.д. Будущие историки, музееведы, специалисты туристической индустрии понимают необходимость построения фундаментальных знаний о прошлом Беларуси и современном этапе ее развития, так как только с этими знаниями возможна их успешная профессиональная деятельность.


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.
Самые популярные Самые обсуждаемые